Челябинец пытается избавить автомобилестроение от коленвала
-10°
Сообщить новость
24.07.2018 15:50

Челябинец пытается избавить автомобилестроение от коленвала

Стиховолнения и изобретения челябинца Сергея Семянникова.

Рейтинг:
Рубрика: Транспорт
Челябинец пытается избавить автомобилестроение от коленвала

Сергей Семянников — личность неординарная. Молодой поэт из провинции становился лауреатом «Литературной газеты» и журнала «Молодая гвардия». Для него давно уже правильным можно считать определение: российский поэт, живущий в Челябинске.

Его книги я читаю не спеша: листаю страницы, цепляюсь за какую-нибудь строку и иду дальше: знаю, будет интересно. Хотя сейчас, говорят, не до стихов. Издать книгу очень трудно, не в последнюю очередь из-за финансов.
Семянников символически точно написал: «Человек — существо словопроводящее». Николай Тряпкин удивлялся даже форме стиха Семянникова. Не зря он придумал термин «стиховолнение».
В одном из первых стихотворений он назвал себя «оптимистическим пессимистом», поэтому и название одной из его книг «Угол смещения» символично. В разговоре со мной он заметил: «Двигаться вдоль дороги в России как-то не получается. История нас толкает вперед, и мы движемся по зигзагу, «из кювета в кювет»… Хотя у каждого, в зависимости от силы личности, устремленности и желания свой «угол смещения».

Есть этот угол и у самого автора «полустихов», как он назвал свои социальные строки с комментариями, собранные в этой четвертой по счету книге. По словам профессора ЧелГУ Вячеслава Михнюкевича, поэт как бы «стремится своей поэзией компенсировать глобальное несовершенство мира». Задача, понятно, непосильная, но в ходе ее решения происходят открытия, рождаются интересные образы и мудрые мысли. С некоторыми, думаю, полезно познакомиться и другим людям.

На страничке «от автора» поэт горько замечает: «Художественное слово, как один из элементов нервной системы общества, подвергается рыночной анестезии. Отсутствие критики перемешивает критерии. Неразбериха оценок плодит полуграмотных борзописцев. Их количество теснит качество. Мизерные тиражи книг делают бессмысленными усилия всех. Тем не менее организуются какие-то конкурсы или даже премии, которые дурачат и без того растерянного читателя. Тот перестает читать. Процесс выедает сам себя. Такого русская литература еще не знала».

А вот еще одно признание: «Сегодня часто вспоминается строка С. Есенина – «В своей стране я словно иностранец». Для русского писателя она топорщится колючей проволокой и ограничивает территорию самовыражения. Однако стихи пишутся. Возможно, уже не для современников».

Есть в этой книге несколько страниц, далеких от поэзии. Поэт просто воспользовался правом автора, чтобы «застолбить» или сообщить следующее: «12 февраля 2007 года я подал заявку на изобретение нового силового узла, который назвал «Прецессионным преобразователем движения». В основу названия лег термин из астрономии, используемый конструкторами с 1982 года».

Как-то позвонил Сергею Леонидовичу:

- Слышал, ты изобрел какой-то новый двигатель?
– Это, пожалуй, громко сказано. Хотя изобретение не простое. Идея преследовала меня около 10 лет и вылилась в ноу-хау, которое я назвал ПРЕЦЕССОРОМ. Это устройство, преобразующее возвратно-поступательное движение во вращательное и наоборот, которое, возможно, создаст серьезную конкуренцию традиционному кривошипно-шатунному механизму.

– А чем плох традиционный механизм? Насколько мне известно, со времен братьев Черепановых все конструкторы паровозов, а потом и автомобилей используют его в двигателях, особенно не жалуясь.
– Так думал и я, пока вплотную не заинтересовался проблемой, погрузившись в мир двигателестроения, который значительно раздвинул границы моих познаний. Оказывается уже 100 лет, как автомобилисты ищут иные кинематические схемы двигателя внутреннего сгорания (ДВС). Открытия в области электроники, современные материалы плюс экологические проблемы подталкивают к поиску новых решений. Например, еще в 1916 году русские инженеры А.Микулин и Б.Стечкин применили для передачи усилия от поршня механизм так называемой «косой шайбы». Устройство позволяло расположить цилиндры параллельно валу, что уменьшало габариты и создавало другие преимущества для поршневых машин. Но тогдашние технологии не позволили реализовать их до конца. После 1970 года стало преобладать понятие «качающаяся шайба», использованное мной и в заявке. Но обо всем этом я узнал значительно позже.
- Не думаешь, что твое ноу-хау кто-нибудь уже «изобрел»?
– Не исключаю такой возможности. В отличие от дураков у людей умных мысли не то, что «расходятся», а я бы сказал, разлетаются! Причем, зачастую бесплатно. Тем не менее, если говорить серьезно – все может быть. Для этого и существует процедура экспертизы, которая определит степень моих притязаний.

Началось все просто. В одной из книг я прочитал, что пытливые умы давно стараются избавить ДВС от коленвала как от самой тяжелой, дорогостоящей и трудной в изготовлении детали. Но тот обосновался намертво и не намерен сдаваться. Меня «заело». И процесс пошел! Пошел сам по себе, особенно меня не спрашивая. Как и стихи, которые давно пора бы бросить, да разве они дадут?

Одним словом, в 2005 году родилась идея, ради которой я оставил кресло председателя правления челябинского отделения Союза писателей России. Я изучил сложную компьютерную программу и стал создавать виртуальную модель устройства, чтобы убедиться в его работоспособности.

В феврале 2007 года подал заявку на изобретение. После чего три года провел в борьбе с бюрократией, «ратующей» об инновационной экономике. Помогали мне друзья. Назову самого отзывчивого – это художник Юра Егаков. Тем не менее первую заявку отстоять не удалось. 22 марта 2010 года подал новую. Убрал «спорный» термин, убрал красивое название «прецессор». Честно говоря, ни на что не надеялся.

Сергей Семянников подарил мне новую книгу. Через день позвонил: есть еще одна новость – получил решение о том, что изобретение запатентовано. Не прошло и четырех лет.
А потом как-то написал по электронной почте: запросили перечень преимуществ изобретенного узла по отношению к предыдущим. Выслал. Главное, что есть патент. А значит, создан механизм, которого раньше не было. Рано или поздно это выстрелит, уверен Сергей Леонидович.

Цитата «из Семянникова»:
– В шутку могу сказать, что в жизни я ответил на все свои вопросы. А если говорить философски, я для себя все замкнул в кольцо. Не то, чтобы все познал. Но, скорее, убедился в том, что, сталкиваясь с каким-то новым явлением, найду ему объяснение. Этакое системное ощущение мира, понимание его взаимосвязей и хитросплетений.
И еще:
– Мир разделен на бренное и вечное. С одной стороны быт. Обыденная жизнь вынуждает идти на какие-то компромиссы. Но внутри-то ты свободен и управляешь этой свободой сам! Я, кстати, не очень люблю слово «правда», это однобокое понятие. Мне ближе «истина», где ложь и правда в одном клубке. Христос был всеобъемлющ, когда утверждал: «Истинно говорю вам». А люди его слова растащили кто влево, кто вправо. Один – в сторону правды, другой – в сторону лжи.

И они будут ссориться веками. Когда в художнике живет объективное понимание жизни, он может творить, выражая свой внутренний мир на уровне универсальных формул. И я счастлив, раз понимаю это.

Что меня мучает, так это равнодушие власти по отношению к творческим людям. Она, видимо, уже генетически деформирована, ей неинтересно, чем живет мир изнутри.

Популярное
Лента новостей

Нашли опечатку?