Что еще надо женщине: воспоминания Галины Щербаковой о Челябинске
-1°
Сообщить новость
19.09.2018 15:00

Что еще надо женщине: воспоминания Галины Щербаковой о Челябинске

Галина Щербакова стала знаменита после повести «Вам и не снилось», фильм по которой посмотрело более 30 миллионов человек. Наш сайт рассказал об этом недавно. Я написал ее мужу Александру Сергеевичу Щербакову письмо с просьбой рассказать о челябинском периоде жизни известной писательницы.

Рейтинг: 1 5.0/5.0
Рубрика: Общество
Что еще надо женщине: воспоминания Галины Щербаковой о Челябинске

Он откликнулся на мою просьбу и прислал эти заметки Галины Щербаковой, как раз о челябинских годах. «Посылаю Вам подборку отрывков из книги Галины «И вся остальная жизнь», – написал Александр Сергеевич.

О жизни в знаменитом «доме на площади»

«…Моему сыну два месяца, и у меня кончается декретный отпуск. Тогда, в конце пятидесятых, он, этот отпуск, был двухмесячный. Почти истерически я ищу няню. Нахожу ее прямо на вокзале, в толпе бегущих из деревни людей. Это было время выдачи крестьянам паспортов в хрущевскую «оттепель». Первые признаки свободы после Сталина, и сразу массовый побег из деревни. Я отлавливаю в толпе девчонку. Дома перво-наперво вычесываю из нее вшей. Потом облачаю ее в собственную городскую одежду. Ее удивляет комбинация – такая красавица - и под всем? Не видно же! Ей непонятен пояс с чулками, как непонятен он был моей маленькой внучке, когда я пыталась ей рассказать, что это такое. Девушка кладет сахар в чай с кончика ложки, и я объясняю, что нужно класть хоть две, хоть три с верхом до нужной сладости.

Девушка остается  у нас и живет, объясняя мне, хозяйке, что живет она как в раю. Перед самым летом, проходит где-то полгода, я застаю барышню за интересным занятием. Она набивает в свой мешок не только те вещи, которые были ей отданы, но и те, что считались моими. На жалкий вопрос «Что ты делаешь?» она с лицом той тетки, что через полвека выдавливает людей в метро, объясняет мне:

- Вы думаете, я дура? Эсплутаторов давно прогнали, а вы остались. Теперь что ваше – то и мое.

Надо сказать, что все это происходит в коммуналке на глазах соседей. И я вижу, что она, коммуналка, на ее стороне».

Как оказалась в Челябинске

«Я рано, на втором курсе университета, выскочила замуж. Молодого, с иголочки, мужа-философа направили на работу из Ростова в Челябинск. И я, как принято у русских женщин, тронулась за ним вслед на верхней бо­ковой полке плацкартного вагона…

…1952 год. Я еду в длинном мрачном поезде в Челябинск. Еду по месту работы мужа – а как же? Ехать вослед, в глубину сибирских руд – это свойство юных русских дев. Это их подвиг. Я этим держусь и чванюсь, хотя главное чувство – горе. Я бросила Ростовский университет–красавец, наполненный утром и на переменах полонезом Огинского.

В Челябинский пединститут я попала случайно, что лишний раз говорит о том: все случайности тщательно замаскированные закономерности, определяющие нашу судьбу.

После сочного, теплого Ростова Челябинск 1953 года выглядел мрачным, а пединститут показался большой казармой, в которой как-то бестолково и уныло суетилось много окающих девчонок.

Все меня тогда отталкивало от Челябинска, все меня заставляло жалеть о брошенном Ростове. Я мерзла, тосковала, и, казалось, ничто меня не примирит с переездом».

Челябинск: что еще надо женщине?

«Жили мы в школе. Муж преподавал в ПТУ и в школе вел уроки психологии и логики. У нас собралась славная компания, в ней были и молодые ребята-журналисты. И они переманили меня в газету. Писала я какие-то заметки, они сразу пошли, меня всерьез хотели взять в штат.

И вот однажды прихожу в редакцию, сидит какой-то мальчишка, которого я не знаю. И мне говорят: на работу мы тебя не возьмем, потому что на это место берут вот этого парня — Щербакова. Он был специалист, оканчивавший факультет журналистики Уральского университета и, конечно, подходил лучше. Нас тут же познакомили, и у нас с Щербаковым начался бурный роман. Закончилось это тем, что мы с ним уехали в Ростов.

В Челябинске я прожила почти 10 лет. И когда меня спрашивают, что для вас Челябинск? — отвечаю: самые основополагающие годы моей жизни. Во-первых, я там получила профессию — стала журналистом. Во-вторых, я там нашла любовь. А что еще надо женщине?».

В молодости Галина Щербакова жила в Челябинске, в Ростове, в Волгограде. Провинция – не рай небесный, говорила писательница. Но те годы вспоминались ей очень светло. Особенно те, что прошли в Челябинске. «Я пытаюсь анализировать – почему? И думаю, это связано с тем, что эвакуированная в годы войны интеллигенция, особенно ленинградская, осела в Челябинске. Сразу после войны это была единая каша, в которой люди пытались выжить. А когда я приехала в 50-е годы, то уже началось что-то образовываться… Стал строиться оперный театр, возник дивный симфонический оркестр. Я все думала: откуда это? Челябинск – достаточно провинциальный город, почему здесь так легко все это появляется? Раз – и построили оперный театр, раз – и приехал к нам Кондрашов с серией симфонических концертов. И вообще было очень много потрясающих гастролеров. Дрожжи, которые остались после эвакуации, дали замечательные всходы. Я до сих пор слежу за процессами культурной жизни, которые происходят в Челябинске. Думаю, что и сейчас он выше по своему нравственному, культурному потенциалу, чем Ростов, чем Волгоград».

Такие воспоминания оставила о Челябинске писательница. Мне было трогательно читать их, открывая для себя новые детали жизни и быта родного города. Особенно, зная, что с Галиной Щербаковой мы жили в одном доме – доме на площади, хоть и в разное время. И работали в одной молодежной газете, тоже в разное время. О челябинском периоде жизни знаменитой писательницы помнят земляки. Она стала лауреатом народной премии «Светлое прошлое».

Книга «И вся остальная жизнь» вышла в московском издательстве  «Эксмо» в 2012 году, уже без Галины Николаевны. В аннотации говорилось: «И вся остальная жизнь» — новая книга Галины Щербаковой, просла­вившейся повестью «Вам и не снилось» про трагическую и прекрасную любовь школьников в условиях жесткого тоталитарного государства. По­весть была блестяще экранизирована Ильей Фрэзом и стала кинохитом советской эпохи. В книге собраны интервью, эссе и журналистские за­метки Галины Николаевны — уникальный материал, благодаря которому мы можем взглянуть за кулисы жизни талантливой писательницы. Уви­деть в ней не только творческого человека, но страстную, умную и очень сильную женщину — под стать героиням ее прозы.

Составителем этой книги стал супруг автора — Александр Сергеевич Щербаков, многие годы поддерживавший Галину Николаевну во всем и сохранивший огромный архив материалов для будущего».
- Мы уехали из Челябинска в 1960 году и больше там не были, - написал мне Александр Сергеевич. -  Галина не смогла приехать за Кентавром на церемонию «Светлого прошлого» из-за болезни. Олег Митяев попросил Викторию Токареву приехать и получить за коллегу награду. Та это сделала и, возвратившись в Москву, передала ее Галине.

Такая вот история.

717

Если вы стали очевидцем какого-либо события или просто обнаружили важную новость, присылайте ее нам.

Не забудьте подписаться на нас в соцсетях:

Популярное
Лента новостей