+15°
Сообщить новость

Что скрывают на пункте призывников «Челябинск-Южный»?

25.06.2019 18:47

Проходящая призывная кампания в Челябинской области отличилась ростом числа обращений призывников в некоммерческую организацию «Школа призывника». Редактор Lentachel.ru побеседовал с главой общественной организации, правозащитником Алексеем Табаловым, о сегодняшних тенденциях в системе военного призыва в России и наиболее характерных примерах нарушения прав призывников.

Поделиться
Отправить
Отправить
Рубрика: Общество

- Алексей, в этом году военкоматы Челябинской области особенно отличились незаконными действиями в работе с призывниками?

- Не думаю, что этот призыв особенный. Все повторяется от призыва к призыву. Но на сей раз гораздо больше стало обращений в «Школу призывника» самих призывников. И сами случаи более интересные для обнародования.

- Более интересные случаи?

- С юридической точки зрения да. Но для самих призывников это имеет крайне неприятные последствия порой.

- Почему обращений стало больше? Повысилась правовая грамотность граждан?

- Наверное, повысилась узнаваемость «Школы призывника». Ну и граждане стали больше нацелены на отстаивание своих прав. Стало больше тех, кто не боится вступать за свои права в спор с государством. Хотя пока эта боязнь еще очень видна. Многие все еще хотят решить проблемы, не ссорясь с властями, не подавая иск в суд. А без суда эту проблему не решить.

- В последние годы идет движение в сторону формирования контрактной армии в России. Растет число контрактников. Об этом говорит министр обороны Шойгу, об этом же говорит президент Путин.

- Это с одной стороны, действительно так. Есть тенденция к замещению срочников контрактниками. Но судя по последним заявлениям представителей Генерального штаба, достигнуто некое предельное число контрактников. И дальнейших планов по сокращению призыва нет. В каждый призыв призывается 130-135 тысяч молодых людей в России. На мой взгляд, нет необходимости в таком количестве призывников. Да и есть финансовые возможности, чтобы перевести всю армию на профессиональную основу. Родину защищать – это все-таки профессия. Помню, в начале нулевых годов мне военком области говорил, что профессиональная армия – это вообще не для России. Однако сейчас пол-армии – контрактники, это реальность. Россия идет медленно, но все-таки идет в этом направлении. Поэтому последние идиотские законопроекты в отношении призывников откровенно шокируют, они идут вразрез с начавшейся тенденцией формирования контрактной армии.

- Речь про то, что не будет повесток от военкоматов, а призывники сами должны будут приходить?

- В том числе. Еще речь про неограниченное количество медицинских переосвидетельствований, изменение правил воинского учета, повышение штрафов за неявку – я говорю про все эти репрессивные меры в совокупности. На фоне заявлений о снижении призыва вдруг появляются такие вот законопроекты. Особенно возмущает инициатива о неограниченном количестве медосвидетельствований. Призывника однажды признали ограниченно годным. Теперь хотят сделать так, чтобы он мог быть в любой момент переосвидетельствован и призван-таки в армию. Хотя призывные комиссии и так не справляются с потоком призывников. И так низкое качество работы у этих призывных комиссий.

- А почему плохое качество работы у призывных комиссий? Они стремятся выполнить план по набору призывников любой ценой?

- Да, есть призывные планы, которые спускаются сверху. Их нельзя не выполнить: будут санкции, в том числе накажут рублем. А если план выполнен – полагается премия. Военные комиссариаты – это своего рода корпорация.

- А если военкомат проиграл суд призывнику, которого пытался призвать?

- С военкоматов тогда взыскиваются судебные расходы.

- Сколько план по призыву в Челябинской области?

- От 3200 до 4000 человек за один призыв.

- Неприятный вопрос: сколько призывников из Челябинской области за год погибает в армии?

- Раньше на сайте Минобороны была открытая информация по этому поводу, потом ее закрыли. Фактически нет теперь открытой официальной статистики. Однако исходя из нашей практики, могу сказать, что 1-2 человека погибают ежегодно. Был год с печальным рекордом – 10 погибших наших призывников! Ситуация же в войсках везде разная. Все зависит от конкретной военной части и от конкретного командира. В том числе зависит морально-психологический климат в военных частях, дисциплина.

- Когда я служил (это еще были времена СССР), к нам в учебку пригнали призывников в том числе из Грузии. У одного из них не было двух пальцев на руке.

- Таких примеров хватает. Одно время инвалидов даже, у кого не было руки или ноги, заставляли периодически приходить на новые медосвидетельствования. Как будто рука или нога могла вырасти заново. Из-за таких конфузных ситуаций были приняты потом поправки в нормативные акты о том, что инвалиды не должны лично присутствовать на медосвидетельствовании. В отношении них только один раз эта процедура проводится. Ну не надо людей мучить. Но свежий законопроект, о котором я сказал, фактически отменяет эту практику (закон, правда, пока не принят). Медосвидетельствования снова могут стать бесконечными, в том числе для инвалидов. Идея законопроекта ущербна, она явно будет способствовать нарушению прав граждан.

- Какие судебные процессы идут сейчас, в которых участвует «Школа призывника»?

- У нас параллельно идут процессы в Златоусте, в Челябинске в Советском районном суде и еще в Челябинский областной суд мы подали апелляцию. В Златоусте местный военкомат на основании решения призывной комиссии выдал 27-летнему человеку так называемую «справку уклониста» вместо военного билета. Призывная комиссия сказала, мол, он уклонился от военной службы. Хотя на самом деле парень не получал повесток от военкомата. Таких дел много. Для большинства нет особой разницы между военным билетом и «справкой уклониста». Но для тех, кто хочет идти работать в силовые структуры или в органы государственного управления, это имеет значение. В Златоусте мы суд только что выиграли, между прочим.

Но скажу, что в Челябинской области в целом по делам о таких вот «справках уклонистов» сложилась отрицательная судебная практика. Даже если районные суды встают на сторону призывников, областной суд, как правило, отменяет эти решения. Хотя есть опыт Москвы и Санкт-Петербурга, где такая практика изменилась под влиянием Верховного суда, который постановил, что гражданина нельзя называть уклонистом, если военкомат сам не выполнил возложенные на него обязанности по вызову на призывные мероприятия.

Мы намерены дойти до Верховного суда, чтобы поломать эту отрицательную практику.

- А что за дела у «Школы призывника» в Челябинске?

Еще два дела по моим искам – о запрете военкоматов фотографировать материалы личных дел призывников. Военкоматы, понимая, что личные дела призывников часто содержат доказательства правоты призывника, отказывают гражданам в праве сбора доказательств. Отказать в ознакомлении с материалами личных дел уже не пытаются (раньше было и такое), а вот фотографировать материалы запрещают. Ссылаются при этом на режим секретности, военную тайну. Но это все необоснованные отговорки. Режим секретности не может быть основанием для ограничения конституционных прав гражданина. Советский суд Челябинска уже одну нашу жалобу удовлетворил, но дело пошло в апелляцию, так как военный комиссариат Советского и Центрального районов Челябинска подал жалобу на решение суда.

25 июня подобное же дело о запрете фотографирования материалов личного дела призывника было рассмотрено и в отношении военного комиссара Калининского и Курчатовского районов Челябинска. И вновь Советский районный суд Челябинска полностью удовлетворил наши требования, признав неправоту военного комиссара.

В Калининском районном суде Челябинска рассматривалось дело, связанное с тем, что призывнику вручили повестку о явке на призыв до достижения им 18-летия. В решении районного суда было указано исключить из личного дела результаты медицинского освидетельствования. Однако призывник добивается признания незаконным самого факта проведения медосвидетельствования ранее даты достижения призывного возраста. Сейчас решение по этому делу обжалуется нами в областном суде.

- А как вообще сейчас проходит это медицинское освидетельствование?

- Мне приходилось видеть, как врачи даже не поднимают глаз на призывника, не спрашивают, есть ли жалобы на здоровье. И даже не оценивают представленные медицинские документы! Например, у одного призывника установили астму, но не ярко выраженную. В осенний призыв парня направляют в клиническую больницу № 3 на новое обследование. И в больнице ему диагноз меняют – вместо бронхиальной астмы возникает вдруг аллергический ринит. Хотя с научной точки зрения такое невозможно.

И в личном деле есть документы, подтверждающие, что у призывника бронхиальная астма. Мы обжаловали заключение врача в министерство здравоохранения. Представители министерства провели проверку и выявили факт нарушений. Но военкомат отказывался на основании письма минздрава изменять решение призывной комиссии. Мол, есть же заключение из больницы про аллергический ринит. Чтобы изменить решение призывной комиссии, нужно новое заключение из больницы. И призывнику пришлось снова обращаться в больницу. Ему подтвердили диагноз с бронхиальной астмой. Сейчас заключение находится на утверждении в облвоенкомате на врачебной комиссии. Надеюсь, это дело успешно закроем.

Но многие люди не готовы судиться. А были случаи, когда призывники не хотели служить и поначалу боролись. Но потом передумали. Это их право, мы не можем их принуждать к чему-либо.

- А потом эти ребята не жалели, что решили пойти служить?

- Не знаю. Но в целом могут сказать, что чаще неприятные ситуации, когда призывника покалечили или даже он погиб, происходят почему-то с теми, кто шел служить с желанием. Пока могу сказать, что имевшие место трагические случаи других ничему, увы, не учат. Все почему-то думают, что уж с ними-то наверняка ничего подобного не случится.

- При всей очевидности правоты в том или ином случае призывника можно дело и проиграть?

- Можно. Хотя у нас пока получается защищать права тех, кто к нам обратился. Другое дело, что иногда сами призывники ведут себя крайне халатно по отношению к себе. Например, человек ко мне обратился за сутки до того, как его должны призвать. При этом у человека есть отсрочка по учебе до 28 июня. Но он уже сам сходил на медкомиссию зачем-то, хотя имел полное право этого не делать при наличии отсрочки. Вот что тут можно теперь сделать?

- Кто более явно не хочет службы по призыву: сами призывники или их родители?

- По-разному бывает. Есть знакомая мама призывника, которая очень хочет отправить сына в армию. А как-то раз слушал на призывном, как один призывник рассказывал другому: «У меня был выбор: в тюрьму идти или в армию. Я выбрал армию». И его призвали. А бывает, что те, кто хочет пойти служить, получают отказ. Скажем, раньше у призывника была категория В по состоянию здоровья. А теперь человек старается ее изменить, потому что хочет пойти служить в полицию, например. Состояние здоровья может меняться как в лучшую, так и в худшую сторону. Был случай, когда человек два года судился, чтобы пойти в армию. Добился-таки своего.

- А человека, у которого одна нога короче другой на 21 миллиметр, наоборот, военкомат хочет призвать!

- Да, я уже сотрудникам военкоматов задавал эти вопросы. Почему они непременно хотят отправить служить тех, кто служить не хочет, более того, имеет такое право на основании медицинских документов, но порой отказывают в праве служить тем, кто как раз этого хочет?

- Альтернативная служба есть теперь в России – это законное право по Конституции. Правда, в реализации этого законного права военкоматы часто отказывают.

- Сейчас, кстати, практика меняется. Военкоматы стараются уже не отказывать в удовлетворении таких заявлений. Они просто смирились, что есть небольшое количество людей, которые будут настойчивы в своем желании пойти на альтернативную службу. А был случай, когда призывник проиграл все суды, но призывная комиссия его заявление об альтернативной службе все-таки в итоге удовлетворила.

Удивляет, конечно, этакое остервенение отдельных сотрудников военкоматов. Альтернативную службу выбирают в год на всю Челябинскую область человек 20-40. В общем количестве призывников эти люди не играют никакой роли, на выполнении плана по призыву никак не сказываются. При этом надо понимать, что альтернативная служба – это такое же исполнение долга Отечеству, но в другой форме. Молодые люди работают в больницах, интернатах. Но в военкоматах все еще иногда используются методы морального давления на призывников. Мол, несерьезно.

Но надо иметь в виду, что иногда школьники умирают на военных сборах из-за сильных нагрузок. А в армии нагрузки бывают реально на пределе возможностей. И если есть, скажем, отклонения по сердцу у человека, то служба в армии может стать реальной угрозой его жизни. И не только по сердцу. Любое скрытое хроническое заболевание может привести при высоких нагрузках к неприятному повороту событий. И в этом случае никаких компенсаций его семье, замечу, выплачено не будет. Потому что причина смерти может быть подана так, что гражданин сам изначально не сообщил всю информацию о состоянии своего здоровья. Показывать себя излишне здоровым, даже если ты хочешь пойти в армию, не надо.

- Что может быть основанием для отсрочки призыва?

- Много вариантов. Учеба, семейные обстоятельства, исполнение обязанностей депутата. Но основное – состояние здоровья. Чтобы набрать 3200 призывников, наши военкоматы прогоняют через медкомиссии больше 10 тысяч человек в каждый призыв. Многие имеют отсрочки по разным причинам, кого-то признают негодным, многие получат отсрочки по состоянию здоровья. Набирают из того, что есть. Тут-то и проявляются все негативные стороны. Врачи проводят обследования, не поднимая глаз, призывники стесняются говорить о своих болячках. Менее 30% говорят только о своих диагнозах.

- На медкомиссии призывники проходят без родителей?

- Чаще да. Но сейчас военкоматы не препятствуют, если родители или другие законные представители хотят присутствовать на медосвидетельствовании. Раньше препятствовали и сейчас иногда пытаются препятствовать. Однако в целом ситуация меняется.

- Какова практика той же альтернативной службы в других странах?

- Многого про это не могу сказать, специально опыт альтернативной службы в других странах не изучал. Но однажды отдыхал на Крите и видел, как инвалидов из Германии на отдыхе сопровождали как раз молодые люди, которые находились на альтернативной службе.

- Что надо изменить в существующих законах России, чтобы меньше было фактов нарушения прав призывников?

- Российская законодательная база – это наша боль. Один закон противоречит другому, термины одного нормативного акта противоречат другим терминам. Возникает много спорных моментов. Конституция у нас хорошая. Но ее сильно портят федеральные законы и нормативные акты, которые в итоге коверкают смысл. Скажем, от призывника требуют доказать наличие убеждений! Такое требование призывника и правозащитника вводит в ступор. Как можно доказать наличие убеждений? Скажем, баптист или пацифист. В законе на самом деле говорится по-другому: призывник должен обосновать свои убеждения, а никак не доказать их наличие.

- А какова ситуация на сборном пункте?

- Не знаю. Раньше правозащитников туда пускали. И в соседней Свердловской области, кстати, пускают. Но у нас сейчас другая ситуация. Я в апреле делал специальный запрос военному комиссару области Роженко. И получил ответ, что на сегодня федеральный закон во исполнение нормы закона «Об основах общественного контроля в Российской Федерации» не принят. Поэтому, мол, удовлетворить мое ходатайство о посещении областного сборного пункта «Челябинск-Южный» не представляется возможным. Но когда общественников куда-то не допускают, сразу возникает подозрение, что там происходит что-то нехорошее.

Поделиться
Отправить
Отправить
Популярное
Лента новостей

Нашли опечатку?