+1°
Сообщить новость

Что делали на острове-саде и что удивило в Челябинске участников автопробега из Пекина в Париж

27.08.2019 22:40

Книги по осени читают. Только что вышла в электронной версии в издательстве Ridero книга о Челябинске. Называется она «Прогулки по Челябинску. Лирические 60-е и не только». Старался закончить ее и выпустить накануне грядущего в сентябре Дня города.

Поделиться
Отправить
Отправить
Рубрика: Общество
На алом поле. 60-е годы. Фото Владимира Белковского На алом поле. 60-е годы. Фото Владимира Белковского

«Прогулки…» – это не краеведческая история города, а живые воспоминания о своей молодости и детстве самого автора и живущих ныне горожан. Поводом для разговора с которыми становились фотографии из их семейных альбомов. Многие снимки датированы 50-70-ми годами прошлого века. Значительную часть иллюстраций составили снимки моего отца, фотохудожника Владимира Белковского, во многих своих работах выразившего лирическое десятилетие 60-х годов.

Стоит отметить: ностальгические чувства всегда позитивны по отношению к городу, с которым связаны. Это-то и есть то главное, что может добавить в нашу жизнь такая книга. Несколько небольших фрагментов из нее предлагаю вашему вниманию.

Красивая жизнь на острове-саде

Если бы можно было от дома Колбина пройти к реке, то оказались бы еще в одном историческом месте – на острове-саде. Это было одним из любимых мест отдыха горожан в начале ХХ века. Попасть на остров можно было со стороны улицы Ключевской, теперь это улица Свободы – по мосту.

Вот что рассказала про остров-сад Елена Рохацевич, правнучка Василия Колбина:

- На остров от дома Колбиных вел мостик. Остров назывался островом увеселений или островом-садом. Там были театр, эстрада, танцевальная площадка, устраивались праздники. Опишу один из них. На праздник летом были приглашены многие горожане. Приходили семьями, из-под мостков выплывали муляжи лебедей, играла музыка, пары танцевали, горели фонарики, в конце увеселения в воздух взлетал огромный воздушный шар. Остров арендовало Вольное пожарное общество, председателем которого был прадед. На эстраде выступал оркестр Вольного пожарного общества, состоящий из энтузиастов. Деньги за билеты шли на поддержку пожарного дела в Челябинске. Это было очень важно, так как город был в основном деревянный, часто дома горели.

Такого в Пекине и Париже они не видели

После гонки Пекин-Париж один из французских участников выпустил книгу с описанием своих приключений, поделился он и своими впечатлениями о Челябинске.

«Челябинск кажется тихим и сонным, грустным городом с широкими улицами и населением около 40 тысяч человек. Это уездный городок Оренбургской губернии, пункт следования для русских переселенцев в азиатскую часть Сибири. В этом городе нет ничего примечательного, за исключением омнибусов, которые являются своего рода достопримечательностью, с которой я никогда не сталкивался раньше в моих путешествиях по свету».

Так, говоря современным языком», челябинская достопримечательность была «распиарина».

Кто учился у Мягкова из «Иронии судьбы»?

Там, где сейчас построен дом, известный одно время, как магазин «Школьник», в нашем детстве были частные дома. Мы бегали среди них, а когда их стали сносить, забирались в оставшиеся погреба. В котловане будущего «Школьника» когда-то ездили на мопеде, который был в нашем дворе у Лени Рублева.

Мы общались и играли вместе с соседскими мальчишками и девчонками. Имена их помню всю жизнь – Леня Рублев, Вова Кокшаров, Саша Смирнов, Леша Гнедюк, Рита Родина, Вика Синегубко, Ира Пантюхина, Лена Шахина, Андрей Кувайцев, Игорь Ладушин. Забыть их - значит забыть свое детство.

Летом мы играли в штандер, в футбол. У нас была даже своя дворовая команда, тренировал нас Коля, фамилию его не запомнил. Он был старше нас на несколько лет. Как-то этот Коля спас Леньку, который чуть не упал с крыши нашей пятиэтажки. Мы лазали по ней, а родители, конечно, об этом ничего не знали. У нас было свое «царство» на чердаке, куда мы приходили, как к себе домой.

И в гости ходили часто друг к другу. Обменивались книгами. Книги тогда были редкостью и читались с удовольствием. Быстрее всех читал Вова Кокшаров. Иногда он это делал вслух, а мы слушали. Так узнали про приключения Шерлока Холмса.

Андрей Кувайцев сочинял свои фантастические истории. Мы собирались для этого на скамейке у какого-нибудь подъезда, и Андрей начинал сочинять. Как это у него получалось, непонятно мне до сих пор. Андрей пошел, однако, по технической стезе. Да и тогда он ходил в кружок, где строили модели самолетов и ракет.

Такой был наш дом. Впрочем, жильцы его не были обычными – родители почти всех ребят работали на радиозаводе и в НИИ измерительной техники, где работал и наш отец. Из нашей пятиэтажки Игорь Ладушин поступил на режиссерский факультет ВГИКа, окончил его. Правда, не пошел потом по киностезе. Игорь Стоценко учился актерству у самого Андрея Мягкова. Тоже, правда, сменил потом профессию.

Мой младший брат Игорь Белковский закончил знаменитую «суриковку» в Москве. На стене дома детства на одном из кирпичей до сих пор сохранился его рисунок, сделанный в 13 лет. Ветра и дожди попортили изображение сильно, но все же найти эту «метку» из детства можно и сейчас.

«Судьба резидента» : челябинский «след»

В одном из дворов на северо-западе в Челябинске есть памятник народному артисту СССР Георгию Жженову. Находится он во дворе дома на улице Пионерской, 4. Говорят, артист был недоволен прижизненным самодельным памятником ему. Так или иначе, в Челябинске есть сейчас «уголок Георгия Жженова».

Скульптура артисту сделана так, что кажется, что он просто зашел во двор. Установлен он был при мэре Вячеславе Тарасове.

Поделиться
Отправить
Отправить
Популярное
Лента новостей

Нашли опечатку?