Запоздалое свидание: будь у героев этой истории сотовые телефоны, сюжет мог быть иным

История о том, когда счастливый день не перерастет в счастливую жизнь и когда на это есть причины.
Запоздалое свидание: будь у героев этой истории сотовые телефоны, сюжет мог быть иным
Вечная тема. Фото Владимира Белковского

Голос в трубке был незнакомый, женский. Назвали его по имени-отчеству, переспросили: «Это вы?». И он подтвердил:

- С вами хочет увидеться одна женщина. Это можно?

- А кто?

- Когда вы встретитесь, все поймете. Вы когда-то были знакомы и она вам нравилась. Так вы встретитесь, что передать?

- Хорошо. Давайте завтра. У кафе «Полянка». Это в центре, знаете. В шесть вечера.

- Хорошо. Вас будут ждать.

В трубке появились гудки. А на душе – предчувствие чего-то неожиданного и долгожданного. Он стал вспоминать, кто это мог бы быть – претенденток было немного. Именно столько, сколько раз в его жизни были влюбленности. Такие, когда вырастают крылья и когда хочется петь и не думать о плохом, если даже оно уже треплет тебя за плечо.

Он влюблялся, да, он влюблялся. И терял голову и считал себя однолюбом. И хотя все его девушки ценили знакомства с ним и называли его другом, часто до постели отношения с ними не доходили – театры, прогулки, одним словом, романтические отношения, застилавшие на время всех других девушек. Видеть и слышать он хотел только ту, в кого был влюблен.

Кто из них захотел его увидеть и зачем, чем он может быть полезен? Завтра он это узнает.

И все-таки: кто?

Последний раз он влюбился семь лет назад. Познакомились на озере, летом. Она была моложе его на десять лет, только что окончила институт, у нее было много поклонников, все звали замуж, но она не спешила и на озеро приехала одна. У нее был жених, но о нем тогда своему новому знакомому ничего не сказала. Их встреча длилась три дня, потом он уехал в город, отпуск закончился, а у нее еще оставалась неделя на озере.

Познакомились они легко. Он сам подошел и сказал, что хочет познакомиться. Сколько себя помнил, такого с ним никогда не было.

И прошли эти три дня – на одном дыхании, как только она проговорила «мне тоже очень приятно». Было приятно все – купание в озере и лежание рядом на песке, прогулки по лесу вдоль берега, катание на лодке и разговоры ни о чем, но без труда. Просто потому, что было приятно слышать голос друг друга. За три дня случился всего один поцелуй. Нежный и долгий. В последний вечер, перед его отъездом в город - на следующее утро.

Этот поцелуй он воспринял, как надежду, как награду, как счастье. Когда ничего уже больше не надо, так кажется. А ей показалось странным, что взрослый мужчина, которому она понравилась, решился только на поцелуй. Хотя природа шептала, звезды светили, никто и ничто не мешало. К такому она не привыкла, и это ее пугало и настораживало. Внимание мужчин приучило ее быть желанной, но всегда решать самой: что дальше. И тут, когда она решила, ей достался только поцелуй.

Часто на одни и те же вещи мужчины и женщины смотрят по-разному, не понимая этого. Сколько от этого происходит неправильных поступков, а сколько поступков правильных, ожидаемых, не случается.

На следующий день он уехал. Попросил, чтобы девушка, как появится в городе, позвонила. И она тоже оставила свой телефон.

Потом были выходные, а в понедельник к нему на работу пришел нервный парень, настроен сразу он был не по-доброму. Предложил выйти: нужно поговорить, но так, чтобы нам не мешали.

- Вы знаете Марину?

- Какую?

Он напомнил – про озеро, сказал, что там познакомился с девушкой и что, видимо, эта встреча запала ей в душу. Но все это зря, не нужно, сообщить это он и пришел.

- Она вам сказала, что у нее есть жених? Что мы собираемся пожениться и уехать в другой город жить? Вы старше ее и ей трудно было вас обидеть, поэтому она попросила меня найти вас и передать это: не звоните и забудьте ее. Не мешайте нам.

Он стоял как огорошенный. Он узнал вдруг то, на что никак не рассчитывал и чему, еще несколько дней назад, на озере, общаясь с Мариной, даже бы не поверил. Не поверил, что все это серьезно. Так она радовалась ему, так сам он радовался ей. Он был счастлив, потому что, его все устраивало вокруг и все радовало. Оказывается, солнышку было недолго светить и греть, тучи уже сгущались, просто еще он не знал об этом.

Теперь узнал. И все изменилось.

Действительно, откуда этот парень узнал про него, узнал, как его найти? От Марины. Видимо, приезжал к ней или говорил по телефону, и она ему все рассказала.

Значит, она выбрала его, этого парня. А насильно мил не будешь. Это ему было хорошо известно– много раз обжигался и снова не хотелось.

- Наверное, все так, как ты говоришь. Будет так, как хочет Марина.

С ней он больше не виделся. Она не позвонила, как вернулась с озера, что еще больше служило подтверждением правоты того парня, ее жениха. Она ждала звонка, но, так и не дождавшись, решила, что мимолетный романтическо-сдержанный роман улетучился, исчез у ее нового знакомого средь шума городского. Девушка была гордая и не страдала от мужского внимания.

Через месяц она уехала в другой город, ближе к Москве, где поселилась у своей бабушки и начала работать по специальности, врачом.

Но почему-то именно Марина вспомнилась сейчас ему. Более того, он чувствовал, что хочет, чтобы именно она предстала перед его взором. Зачем? Разве кто-то ответит на этот простой вопрос?

Они узнали друг друга сразу. Действительно это была она.

- Вы меня помните? Неужели помните? Семь лет прошло. Я была очень молодой и немного глупой.

Потом сидели за столиком в кафе и говорили, говорили.

- Заинтриговала я вас вчерашним странным звонком?

- Было немного.

- Сама не решилась позвонить, попросила подругу. Та тоже испугалась, не знала, что станет говорить, если возьмет ваша жена.

- Во-первых, мы что, так и будем на «вы».

- А что, можно на «ты»? - улыбнулась Марина, в ее голосе было заметно смущение.

А он, напротив, с каждой минутой чувствовал себя уверенно и хорошо. Вдруг в его жизни происходило что-то необычное и приятное.

- А во-вторых, что?

- У меня нет жены. И пока не было.

- Как же вы уцелели-то? - ей стало веселей.

- Сам порой удивляюсь этому. Не повезло, наверное.

- Я должна перед тобой извиниться, - выпалила она и посмотрела ему в лицо, – понимает он о чем речь или нет.

- За что извиниться? – спросил он. И уже понимал, что будет дальше, вот только ответ его ошеломил:

- Я не знала, что мой тогдашний жених был у тебя и наговорил всякой ерунды. Узнала об этом только перед своим отъездом к бабушке, в другой город. Но тогда мыслями была вся в переезде, оставаться не хотела, а ты вряд ли бы поехал.

- Вскоре я вышла замуж.

- За него? - спросил тоном, которым спрашивают самые неприятные вещи.

- Что ты! С тем я рассталась – Бог уберег. Хотя он меня преследовать старался, как-то в припадке ярости и рассказал про ваш с ним разговор.

Марина рассказала про мужа: он журналист и часто ездит в командировки. У них дочка. Сейчас ей семь лет, пошла в школу. Полгода назад вернулись в родной город, где живут родители. Близость их, помощь со временем стали ценимы, как никогда.

Поэтому уже несколько месяцев, как он и она, – старые знакомые жили в одном городе.

- Почему ты не спрашиваешь, как я тебя нашла?

«Почему ты меня нашла?» - подумал он про себя и приготовился слушать.

- На днях листала старую записную книжку и там встретила твой телефон: подумала, вдруг да не изменился. Не знаю, зачем стала листать эту книжку – ничего в ней не искала. Это был сигнал свыше: возьми и позвони.

Неожиданно для себя он сказал то, что вдруг понял для себя и что никому другому бы, кроме нее, сказать не мог:

- Я о тебе не раз вспоминал, особенно первый год. Вспоминал как о женщине, которую хотел бы увидеть своей женой. Знаешь, никому никогда не делал предложения. И сейчас, разумеется, не делаю. Но тебе тогда – семь лет назад, если бы наши отношения продолжились, сделал бы. И получил бы отказ? – закончил он неожиданным вопросом.

- Откуда я знаю? Я была глупая, вокруг было много мужчин, правда таких, от которых нужно бы было держаться подальше. Я и на озеро одна уехала в надежде: вдруг встречу кого-то необычного, нового для себя. И вот – встретила, - она подняла чашечку с кофе и чокнулась с чашечкой в его руке.

- Такого услышала сейчас, что хорошо бы выпить водки или шампанского, - загадочно произнесла она. – Здесь только кофе и мороженое – детское место, я сюда с дочкой прихожу.

Потом посмотрела на часы: у нее было еще часа полтора.

- Мы успеем еще выпить по бокалу шампанского?

Она согласилась. Сели в его машину и минут через десять были у дома, где на третьем этаже пустовала квартира.

- Кто здесь живет?

- Я. Только не живу, здесь встречаюсь с друзьями.

- И женщинами, - договорила она, с любопытством осматривая обстановку.

Она не думала, что сегодняшний вечер будет таким. Поедет к нему домой пить шампанское – в первый же день знакомства.

Только не первый это был день их знакомства. Вовсе нет. Семь лет, конечно, это много, чтобы все забыть. Но уж если захотелось вернуться, вспомнить и жить дальше – с новыми чувствами и желаниями.

Наверное, если бы не было в его глазах восхищения и трепета, радости и удивления – всего того, что, если появлялось в душе, он не мог скрывать, разве что закрыть глаза. Но не хотелось этого – не так часто выпадали у него в жизни минуты, когда он мог любоваться женщиной. Любоваться так, чтобы радоваться.

В этот вечер ему было по-настоящему легко, и он не скрывал этого. Молодая женщина так и не сказала, зачем хотела встретиться. Он не спрашивал: зачем. Время пролетело – полтора часа, что еще должна была быть она у подруги, пришло время возвращаться домой.

Последний тост – он повторил свой первый, только уже в тоне его не было легкой игривости, сказал серьезно.

- За встречу с женщиной, на которой хотел жениться, - и добавил, - за это готов выпить стоя и на брудершафт.

Поцелуй был долгим, нежным:

- Ну, все, мне действительно пора, - она легко отстранила его ладонями от себя, но продолжая сидеть на его коленях. – Пусть сегодня будет только шампанское, хорошо.

- Пусть будет только шампанское.

- Скажи, кто у тебя бывает здесь? Только не говори глупостей: не думаешь же ты, что я поверю, будто у симпатичного молодого мужчины вообще никого нет.

Ничего придумывать ему не хотелось, и он рассказал про Наташу.

- Я благодарен, что эта женщина есть в моей жизни, но наши отношения не имеют развития, они обречены. Зато я не одинок.

Кажется, ответ Марину устроил.

Он взял ее теплое лицо в ладони, стал, легко прикасаясь, словно ребенка, целовать в закрытые глаза и лоб.

- Ну, все, все, - она поднялась и рукой поправила волосы на голове, потянулась, встав на цыпочки и задела люстру.

- Сейчас разобью на счастье, что будешь делать?

- Ругаться, и возьму веник.

- Гонишь, значит.

- Гоню, - шутливо сказал он, а затем уже почти умоляюще, - у меня такое чувство, что я не хочу, чтобы ты уходила.

- Позвони мне через несколько дней, - и она написала свой телефон. – Это домашний. Если ответит мужской голос, скажи, что ошибся номером и перезвони. Если захочешь встретиться с замужней женщиной, будем учить тебя плохому.

- Думаешь пора?

- Посмотрим.

- Ты думаешь, что в одну реку можно войти дважды?

- А мы в одну входить и не будем. Давай я познакомлю тебя со своим мужем. Приходи к нам в гости.

- Зачем? Не знаю, - он не знал, что больше ответить на такое неожиданное предложение.

* * *

Он чувствовал, что в этих нескольких днях был какой-то смысл. Время – лечит, понял он. И за семь лет так оно и произошло. До этой встречи. Значит, болезнь оказалась хронической или вспыхнула с новой силой, нужно было только ей помочь.

Он почувствовал, что влюбился. Человек, особенно взрослый, понимает это состояние сразу. Мысли становятся однообразными и мучительными, чтобы ты не делал, полного удовлетворения не получаешь. Это похоже на болезнь. И врач известен – позвони ему и попроси о помощи.

Но он вытерпел обозначенные дни. И только потом набрал новый для себя номер.

- Привет, это я, - услышал уже знакомый голос.

- Ты можешь говорить?

- Могу, могу. Соскучился?

- Да.

- Это хорошо. Я решила пригласить тебя к себе завтра. Не волнуйся, не для того, чтобы познакомить с мужем. Это прозвучит банально, но он уезжает на пару дней в командировку, дочку заберет к себе мама, я договорилась.

- Приходи лучше ко мне в гости, - попробовал он прервать ее.

Но она продолжала – спокойно и уверенно.

- Мне у себя дома будет комфортней. Я не знаю, как тебе это лучше объяснить, я там чувствую. Ты боишься? Не бойся. Приходи. Завтра в семь, - и назвала адрес.

Весь день на душе было неспокойно– понятно отчего – муж есть муж, и он может вернуться совсем не по расписанию. Не случайно столько анекдотов по этому поводу.

И все же раз она не боится, значит, риска быть не должно, иначе не до комфорта было бы ей, другого бы страшилась. Раз пригласила, раз согласился, раз захотел – волнуйся и жди завтрашнего вечера.

Обычный дом, девятиэтажный, пятый этаж. Вот дверь. Звонок. Он взял в левую руку целлофановый пакет с бутылкой шампанского и конфетами, букетом цветов. Правая рука опустела, освободилась, но была тяжелей, словно держала невидимую гирю, очень тяжелую. Кое-как дотянулась до звонка и нажала кнопку.

Дверь открылась быстрее, чем он ожидал. Но то, что увидел, превзошло все ожидания. Такое не забывается.

Дверь открыл мужчина – в костюме, в галстуке. Женщина появилась за его спиной через секунду и сначала приложила палец к губам, а потом замахала – заходи, заходи – рукой, но так, чтобы видел это только он.

- Здравствуйте, мы вас ждем. Проходите. Юля придет вот-вот, она уже звонила.

Какая Юля, куда придет? Он не знал, что делать, что говорить и, молча переступил порог, продолжая держать и цветы и пакет.

- Здравствуйте, - выговорил он, еще плохо понимая, что будет дальше. И было непонятно, с кем он поздоровался – с мужчиной или с выглянувшей за ним женщиной. Молодой и нарядной – в вечернем платье, туфлях на каблуке, словно приготовилась уходить на какое-то торжество или оно должно было произойти здесь. В этой квартире.

- Молодец, что догадался купить цветы, - услышал он голос Марины. - Юле понравятся, это и мои любимые – розы.

Через полчаса в дверь снова позвонили, появилась молодая женщина, которую Игорь никогда раньше не видел. Она всем улыбалась, а Игоря изучала взглядом: «Приятно познакомиться».

Что все это значило, он узнает в подробностях на следующий день. Здесь же ему, нужно было действовать по обстановке, соображать в три раза быстрее, чем это нужно было обычно.

А случилось вот что. Командировка у мужа-журналиста перенеслась на несколько дней, человек, к которому он собирался ехать в другой город, сам неожиданно должен был улететь по делам. Созвонились, договорились о новой встрече.

Марина про изменившиеся планы мужа узнала только днем. Несколько раз набирала номер «его» телефона, но телефон не отвечал – закон подлости. И тогда она сочинила эту историю. Вспомнила про подругу Юлю, женщину симпатичную и недавно разведенную. Она ругала последнее время мужчин и в то же время говорила, что ей скучно. Хотела с кем-нибудь познакомиться – хотя бы так, для души. Марина это все, конечно, знала. И решила – почему бы не познакомить Юлю со своим гостем.

Таким образом она обрисовала ситуацию своему мужу, и предложила организовать встречу у них в квартире – всем вместе, так проще. Мужа она убедила – действительно, так проще. Сложности были с Юлей – этот вечер у нее был занят, была она уже не одинока, о чем радостно поведала подруге. «Выручай, - умоляла Марина, - выручай».

- Хорошая у тебя подруга, - скажет он на следующий день, узнавая все новые подробности вчерашнего приключения. – А что ты сказала мужу, что он меня нормально воспринимал?

- Что когда-то были знакомы, что ты ко мне хорошо относишься, встретились недавно, что ты не женат и что мне хочется помочь тебе решить эту проблему.

Так необычно для обоих прошло их первое свидание. Совсем не так его себе представляли, но что поделаешь – так вышло.

- А что ты потом скажешь про нас с Юлей?

- Ничего. Не понравился ты ей. Или не так?

* * *

Он стал звонить Марине часто – каждый день, по несколько раз, если, конечно, мужа еще дома не было. Разговаривали долго – вскоре оба они поймут, что нет в их жизни людей, с кем могли бы говорить обо всем, не боясь сказать что-то лишнее, уверенные, что будут поняты.

Когда не нужно заранее думать: с чего начать, о чем говорить. Когда разговор, как песня – на одном дыхании. Когда надо заканчивать, а не хочется. И тогда начинается игра: кому первому положить трубку.

- Ты первый, - говорила она, - это мужское дело.

Смогли они встретиться только через неделю. После недельного телефонного перезвона, после миллиона сказанных и услышанных слов. После инцидента с мужем, про комфортность своей квартиры Марина больше не вспоминала.

Была согласна приехать к нему. Сегодня. И до утра. Маму уговорила, отвезла дочку к ней. Мужу сказала, что погостят у мамы. Если что-то будет непредвиденное, мама позвонит, предупредит. Ничего страшного произойти не должно. Наоборот – все будет хорошо. Она так задумала.

На столе, устроенном для двоих, было много вкусного. В бокалах – красное вино. Пять свечей. Чем их больше, тем радостней и теплее. Лица при свете свечей не могут быть злыми, не замечали? Лица теплеют, женщины становятся красивей.

И ваза посредине стола. В ней – пять роз.

- Это тебе, - тихо и нежно сказал он.

- А я думала, снова для Юли, - пошутила женщина, поцеловала его в губы и, сев за стол, вынула одну розу из вазы. Подержав у лица, вернула к остальным цветам.

- Жаль, что нельзя их унести с собой.

Любовь – это когда ты можешь остаться с женщиной наедине, любоваться ей, прикасаться губами и руками к ее лицу, гладить волосы и шептать, шептать, шептать нежные слова – не потому, что их хотят услышать, просто потому, что они рождаются в душе и хотят, словно бабочки, лететь. А еще любовь – когда ты готов всю ночь просидеть в разговорах с ней вместо того, чтобы провести ночь, молча, но в объятиях какой-то другой женщины.

Когда он поделился этими своими размышлениями, Марина решила по-другому.

- Нет болтать всю ночь мы не будем, - и, взяв за руку, повела его в спальню.

- Зажги здесь тоже свечи, - попросила она, и стала раздеваться.

* * *

- Ради таких минут стоит жить, - в какой-то полудреме проговорил он.

- Будем спать?

- Заведи будильник – не забудь. Завтра надо не опоздать, а то больше меня не отпустят. Тебе было действительно очень хорошо со мной?

- Очень. Даже если бы мы просто лежали, обнявшись, я все равно побывал бы на седьмом небе.

- Нет, это не то. Как было – было лучше. Ты знаешь, почему я решила прийти к тебе и почему мы оказались в одной постели? Ведь у меня нормальная семья, но, но, но. Муж любит дочку и она папу, а вот у меня с ним давно уже «но». Раз в месяц, а то и реже – выполнение супружеских обязанностей. А я не хочу, чтобы делал он это по обязанности. Не хочу, чтобы во мне только хотели тело, у меня еще душа есть.

- Конечно же, есть, - он наклонился над женщиной, лежащей на спине рядом с ним, чтобы поцеловать ее, словно ребенка, в лобик и в щечку. – Ты прямо разговорилась.

- Знаешь, сейчас скажу тебе одну вещь, только обещай, что не обидишься. Причинить тебе боль не хочу и скрывать это от тебя уже тоже не буду, тем более что я решила. – Она не договорила, что же решила, помолчала немного и продолжила. – Кроме мужа у меня есть мужчина – раз в неделю мы встречаемся. Благодаря ему я бываю в тех местах, куда с мужем ходить дорого, на праздники он дарит хорошие вещи. Одним словом, так мне не так скучно, так я борюсь с хандрой и чувствую себя женщиной, которая нравится. Надеюсь, что от тебя в моей жизни тоже останутся подарки. Но один, очень важный, уже появился – в душе.

Оказаться в постели с человеком, который тебя любил – пусть это было даже давно – не с чем не сравнить. Без этого нельзя себя почувствовать счастливой. А мне именно этого ощущения в последний год не стало хватать.

Может быть, поэтому я вспомнила про тебя и решилась позвонить, еще не зная, что может быть дальше. Теперь я знаю, что сделала правильно. Если бы в моей душе не появилось это что-то – очень приятное и долгожданное, я бы себя презирала за то, что изменяю мужу. А сейчас я этого не чувствую. А вот с тем, с другим мужчиной, это есть.

- Ты хочешь сказать, что больше встречаться с ним не будешь? - почему так неприятно и больно слышать про другого мужчину, даже если и говорится это, чтобы ты понял свое значение и величие для женщины. Нет же, больно – хочется сказать что-то острое, злое.

- Мне больше с ним встречаться не нужно, хоть он не поймет, почему, и обидится.

- А муж про него знает?

- Зачем ты глупости говоришь? Он и про тебя ничего не должен знать. Раз живем вместе, нельзя делать больно тому, кто рядом – это главное правило. Дочка папу очень любит, ради этого ко многому можно приспособиться.

- Если бы у меня было две жизни – одну можно было бы прожить с мужем, другую с мужчиной, который тебе близок, душой и телом. Но раз жизнь одна и другой не будет – приходится приспосабливаться. Знаешь, сейчас я говорю тебе вещи, о которых всегда молчала. Это правда – с тобой можно говорить обо всем, - призналась Марина

ххх

Время от времени на него нападала тоска. Кажется, отчего бы – все хорошо. Есть одна женщина, с которой встречаешься, и этим встречам она тоже рада. Есть другая – тоже желанная.

Но именно после встреч таких и нападала тоска. Он знал, отчего она, но что-то поменять, изменить так, чтобы грусти этой больше не было, не получалось.

Он понимал, что все его существовавшие отношения с женщинами – без будущего. Они повторялись неделя за неделей, были похожи, были приятны, снимали как лекарство, на время боль в душе. Но сам недуг был силен и таким способом неизлечим.

Отношения не развивались, жизнь словно застыла. Как-то Марина показывала ему фотографию, где было много ребятишек:

- Где здесь моя дочь, найди?

Не сразу, но он определил правильно. Узнал, но ведь никогда не видел. Похожа она была на маму, потому и узнал.

- Настоящая радость в моей жизни – это она. Я ее очень люблю и без дочки не смогу жить.

- Правильно, ведь она – часть тебя, - сделал он неожиданный для себя вывод. – Действительно, ведь это часть тебя.

- Такая часть должна появиться и в твоей жизни, - наставительно добавила Марина. – У тебя должен родиться ребенок. Смысл появится, опора, вокруг которой дальше все будет происходить в жизни.

Он не сразу понял, к чему она клонит.

- Пойми, я не смогу родить тебе ребенка.

- Почему? – глупо спросил он, хотя сам знал ответ на это «почему».

- А она сможет, если захочет, - под «она» Оля подразумевала Наташу.

- Я человек несвободный, разводиться не собираюсь, во всяком случае пока дочка не вырастет. Да и мужа, видимо, наша семейная ситуация устраивает. У тебя же времени ждать, что будет дальше, нет. Для любви у тебя золотая пора. А вот для того, чтобы успеть родить и воспитать ребенка, для этого нужно время. А его уже мало, - и сделав усилие, сказала:

- Почему ты не сделаешь ей предложение, не начнешь с ней жить по-настоящему? Ведь год вместе – это много. Много, поверь мне. Есть у нее уже дочка. Родит тебе еще, твоего уже ребенка.

То, что сейчас говорила ему Марина, он знал и раньше. Сам знал, думал об этом не раз.

Живут же люди, другие мужчины так - в семье не со своим сыном или дочкой. Как живут, другой вопрос, но живут. А внутри него что-то упиралось, сопротивлялось и сильно сопротивлялось, никакими женскими ласками и уговорами было не сломить.

«Если бы ты уже пробовал, что такое семейная жизнь, если бы у тебя уже был ребенок, тогда ладно, тогда да», - думал он.

Он знал, что мама страдает и переживает за него. Как-то не выдержала и спросила:

- Может быть, есть у меня где-то внук или внучка?

- Нет, мама, нет, - отрезал сын, - неужели думаешь, что ты бы об этом не знала?

- Кто тебя знает? Ведь я никого не вижу, с кем ты встречаешься, кто у тебя ночует, когда уходишь к себе. Хочется, пока есть силы, внука понянчить, понимаешь?

Что ж тут не понять? Только помочь как? Рассказать про Наташу, про Марину? Про ее мужа. Про их детей. Не поймет – не так воспитана. Зачем тратить время на бесперспективные знакомства, скажет. Действительно, зачем? Только где же перспективные? Но жить только в ожидании их – нет, на это и так потрачено много молодых лет.

Больше так не будет. Поэтому будут в его жизни и Наташа, и Марина, пока сами того захотят. И расстаться с ними захочет он лишь в одном случае – встретив ту единственную и неповторимую, на ком захочет жениться, чтобы родить ребенка, чтобы вместе жить.

- Наташа знает обо мне? – продолжала допрос Марина. – Нет? Ну и хорошо. Женись на ней, а я осталась бы, если захочешь, в твоей жизни для души, для радости. Если захочешь, - повторила она.

Короткое послесловие

Несколько строк стоит добавить в этой истории. А ведь будь у ее героев сотовые телефоны, то «линия сюжета» могла быть иной, не правда ли?

Но было так, как было – история эта произошла до того, как в карманах мужчин и сумочках женщин появились сотовые телефоны, а затем и смартфоны.

Впрочем, сама история была не про телефоны, конечно.

02 сентября 2019

Новости партнеров

Нашли опечатку?