Каждый молодой россиянин - потенциальный заключенный?

Именно такой вывод сделал автор этих строк после прошедших в столице общественных слушаний Московской Хельсинкской группы.
Каждый молодой россиянин - потенциальный заключенный?
Молодые в России. Фото ТАСС

В ходе семинара с участием известных юристов, правозащитников, врачей обсуждалась реформа уголовного антинаркотического законодательства. При этом выступавшие приводили чудовищные факты. Звучал вывод, что фактически правоохранители в России с учетом известных настроений президента Путина по этой теме развернули настоящую войну. Но войну не против наркотиков, увы, а против потребителей наркотиков.

Известная история с фабрикованием уголовного дела против журналиста Голунова сопровождалась в дальнейшем информацией от Европейского университета (Санкт-Петербург), что ровно по той же схеме в России за 10 лет на теме наркотиков было сфабриковано правоохранителями порядка 40 тысяч уголовных дел. Только представьте, десятки тысяч россиян сидят по сфабрикованным против них уголовным делам!

В ходе слушаний Московской Хельсинкской группы звучали новые и новые примеры того, что фактически объектом внимания силовиков может нынче стать практически каждый молодой человек в России. И неважно, о каких именно сильнодействующих веществах идет речь. Обвиняемым по уголовному делу может стать и тот, кто реально замечен в пагубных пристрастиях (хотя формально по закону в уголовном порядке потребителей преследовать нельзя), так и тот, кто оказался в одной компании с наркоманом. А то и вовсе стал жертвой полицейской провокации.

Оказывается, с некоторых пор у правоохранителей вошло в привычку устраивать досмотры прохожих на улицах. В основном внимание полиции привлекают молодые люди в возрасте 20-30 лет. Иногда возрастная планка поднимается до 40 лет.

Криминолог Элла Панеях отметила в ходе семинара, что суды в России практически безоговорочно выносят обвинения по делам, связанным с наркотиками. Тем более что подавляющее большинство дел рассматривается в особом порядке, то есть без реального состязательного процесса. При этом обвинение формируется фактически еще на стадии оперативной работы. В результате статья УК РФ 228 превратилась в так называемую «народную» статью. Тысячи людей получают по ней длительные сроки лишения свободы. Хотя фактически речь чаще всего идет не о наркодельцах, а о наркопотребителях, Которых на самом деле нужно лечить и социализировать, а не сажать в тюрьму.

Как отметили участники дискуссии, это не только проблема права, это и проблема правоприменения. Хотя российское законодательство о наркотиках прямо назвали чудовищным.

В других выступлениях отмечалось, что наркопотребителей, судя по приговорам, приравнивают в России к детоубийцам. В резолюцию слушаний внесли предложение вернуться к действовавшим в законе ранее нормам, которые не позволяли менее, чем за 10 доз наркотика давать длительные сроки лишения свободы.

Правозащитник Арсений Левинсон, участник рабочей группы при Госдуме, отметил, что готовится обращение к премьер-министру Медведеву с предложением вернуться к обсуждению законопроекта, ранее внесенного в Госдуму депутатом Крашенинниковым и другими. Речь шла о переводе части 2 статьи 228 в категорию преступлений средней тяжести.

Участники слушаний напоминали, что есть много мер воздействия, не связанных с лишением свободы. Тем более это оправдано, если речь идет не о наркоторговцах, а о потребителях. Отмечалось, что уголовное преследование всех наркозависимых - не тот путь, который позволит снизить распространение наркомании в России.

Участники общественных слушаний отмечали, что в мире есть два пути борьбы с наркотиками. Один карательный, и он не дает результата. Другой профилактический, по этому пути пошли сегодня многие развитые страны.

Известный криминолог и социолог, доктор юридических наук Яков Гилинский выступил с такими жесткими оценками по теме, что в СМИ их не стоит даже пытаться цитировать - под угрозой штрафов, инициируемых Роскомнадзором за куда меньшее. Хотя очевидно, что Роскомнадзор, давно превратившийся в орган цензуры, фактически прямо нарушает Конституцию России, указывая журналистам, что им можно публиковать, а что нет.

Из того, что все-таки говорить в СМИ России пока можно, отмечу: Гилинский говорил, например, что те же США, которые долго боролись с проблемой полицейскими методами, в итоге отказались от такой практики, убедившись в ее бесполезности. Теперь на первый план выходят здравоохранение, социальная сфера. Потому что распространение наркомании связано прежде всего с социальными проблемами современного общества. Многие люди чувствуют неуверенность в себе в условиях быстро меняющегося мира.

А директор-исполнитель соответствующего управления ООН еще в 2008 году заговорил о необходимости борьбы с разрушительными последствиями борьбы с наркотиками. Поскольку к снижению роста наркомании такая борьба, как выяснили в ООН, не ведет. Все происходит с точностью до наоборот. При этом бюджеты стран, практикующих полицейские методы борьбы, несут огромные расходы.

Гилинский напомнил, что в России сажают наркопотребителей главным образом за приобретение и хранение наркотиков. Таким образом, норма о том, что употребление декриминализовано, теряет смысл. Если человек хочет что-то употребить, ему сначала надо это приобрести.

Также прозвучал пример из области так называемой заместительной терапии. По данным Гилинского, в Крыму в те времена, когда полуостров принадлежал Украине, насчитывалось около 800 наркоманов, в отношении которых применялась заместительная терапия (то есть прописывание наркозависимым наркотиков в лечебных целях). В России такая терапия запрещена. Крым с 2014 года присоединил к России. Результат таков - к сегодняшнему дню около 100 человек из упомянутых 800 уже умерли.

Врач Василий Генералов (невропатолог) выступил очень ярко и эмоционально, рассказывая, какая проблема возникла по мере появления тех или иных препаратов в списках веществ, запрещенных на территории России, но реально оказывающих помощь тем или иным пациентам.

Уже не раз были случаи, когда пациент или родители (если речь идет о больных детях) привозят из Европы или получают по почте некий препарат, который реально нужен пациенту, но который находится под запретом в России. Это становится основанием для возбуждения уголовного дела. Нередко под такие дела попадают и врачи, которые оказали, допустим, помощь пациенту в соответствии с выявленными признаками заболевания. Однако если при этом был использован наркосодержащий препарат, не оформленный должны образом, это тоже может стать основанием для уголовного дела и обвинительного приговора с реальным лишением свободы.

На слуху дело ветеринара Шпака. Он был осужден на 8,5 лет колонии строгого режима по обвинению в хранении и сбыте наркотиков. Фактически доктор стал жертвой произвола со стороны сотрудников ФСКН. Под наркотиками имелся в виду кетамин – психотропный препарат, который Шпак использовал для анестезии при проведении операций животным. В защиту Шпака была подготовлена петиция, собравшая 300 тысяч подписей. Тем не менее доктор был осужден, отсидел часть срока и вышел только по УДО. После этого была запущена новая петиция - о полной реабилитации врача.

В общем, я для себя сделал простой вывод. В сложившихся в России обстоятельствах любой молодой человек (а пожалуй, что и не только молодой) - потенциальный заключенный по теме наркотиков. Неважно, каким образом тот или иной человек попадет в прицел правоохранительных органов. Важен результат, люди лишаются свободы.

Депутат Госдумы Павел Крашенинников весной выступил за смягчение некоторых статей УК РФ, связанных с наркотиками. Он отметил, что «изменения должны послужить гуманизации уголовно-исполнительной системы и реализации принципа справедливости».

«Новая газета» провела тем временем специальное исследование, чтобы понять, как пишутся приговоры по делам о наркотиках. И пришла к ужасающему выводу. За 2017 и 2018 годы в данных, доступных на сайтах судов в домене sudrf.ru, среди 780 тысяч судебных актов нашлось 50 тысяч таких, которые имеют более 80% совпадений хотя бы еще с одним решением. Фактически десятки тысяч приговоров судьи пишут под копирку. Ломая при этом жизни, уничтожая судьбы россиян.

Честно говоря, не вижу реальных путей резкого изменения к лучшему сложившегося положения дел. Если правоохранители и судьи считают граждан России мусором, расходным материалом, которому одно применение (улучшать статистику раскрываемости силовиков), значит, граждане России должны ответить одним доступным им способом - увозить детей из России. Чтобы не попасть в эту чудовищную статистику раскрываемости. Пожалуй, почти в любой из европейских стран можно быть уверенным, что твои близкие будут живы, здоровы и на свободе. В России такой уверенности быть, увы, не может. Объектом давления, провокации, злоупотребления силовиков и судей может стать каждый гражданин страны.

22 октября 2019

Новости партнеров

Нашли опечатку?