Путин почувствует себя одновременно Горбачевым и Ельциным

Президент России Владимир Путин, находящийся четвертый срок на высшем государственном посту (и видимо, планирующий еще и пятый срок), в самое ближайшее время может себя ощутить одновременно в положении Горбачева, лидера СССР второй половины 80-х годов, и Ельцина, президента России в 90-е годы.
Владимир Путин. Фото из открытых источников

Как известно, именно эти годы стали самыми кризисными в отечественной истории, если не считать кризиса 2008 года и особенно нынешнего кризиса, который уже начинает напоминать глобальную экономическую катастрофу.

Вспомним, что СССР рухнул в силу именно экономических причин. Советский Союз обанкротился на фоне резкого снижения цен на нефть во второй половине 80-х годов. Нефтяные доходы имели определяющее значение для советского бюджета. Роль разрушителя СССР фактически исполнила Саудовская Аравия, которую многие считали спонсором афганских моджахедов, с которыми и вел войну СССР в Афганистане.

Михаилу Горбачеву, автору перестройки и политики гласности, которого в мире считают великим лидером, выпала тяжелая роль стать последним руководителем советской империи. В России сейчас большинство населения оценивают его исключительно отрицательно, не пытаясь подойти объективно к сложившейся в СССР ситуации. В то же время финансовых резервов, заметим, у СССР (в отличие от сегодняшней России) к моменту распада не оставалось. Более того, были одни лишь долги. По оценкам Сергея Сторчака, заместителя министра финансов России (ушел в отставку в марте 2020 года), на момент краха СССР страна была должна более 96 миллиардов долларов. Все эти долги остались России, объявившей себя преемницей СССР.

90-е годы в России - эпоха правления Бориса Ельцина. Поначалу его в народе боготворили, он смотрелся полной противоположностью кремлевским старцам из Политбюро ЦК КПСС. Однако терпения народа хватило ненадолго, вскоре Ельцина стали уже проклинать, поскольку быстро преодолеть кризис в России не получалось. В то же время некоторые бывшие министры советского правительства отмечали, что удивлены. как мало ошибок совершили Егор Гайдар (исполнявший обязанности главы правительства в 1992 году) и его команда в начале 90-х годов - с учетом того тяжелого наследия, которое досталось ельцинской России.

В 90-е годы цены на нефть продолжали играть весомую роль для состояния экономики нашей страны. Однако ельцинская Россия не распалась в отличие от СССР. Более того, проведя приватизацию в крайне сложных условиях, постсоветская Россия, пусть и пройдя через ряд кризисов, смогла начать экономический рост.

В последний год президентства Ельцина (1999-й) на волне постдефолтовского эффекта рост экономики, по данным Минэкономики страны, составил 2 %, а с точки зрения роста объемов промышленной продукции - все 8%. Так что есть основания говорить, что Ельцин передал Путину страну с растущей экономикой. Правда, долгов стало даже больше, чем в момент распада СССР - 138 миллиардов долларов. Однако с учетом инфляции за десятилетие можно все-таки считать, что эта сумма не больше той, что досталась России в конце 1991 года. При этом уже было понятно, как и кто эти долги будет отдавать.

С приходом Путина на пост президента России ему досталась не только растущая экономика (пусть и с долгами), но начался вдобавок рост мировых цен на нефть. То есть Путину повезло дважды. Его авторитет в стране и мире стал быстро укрепляться. В то же время теперь очевидно, что необходимые структурные реформы в условиях роста цен на нефть президент России так и не провел. Что имеет теперь фатальные последствия в современных условиях, когда цены на нефть вновь обрушились. Причем, на волне эпидемии коронавируса. И теперь Путин может себя чувствовать одновременно Ельциным и Горбачевым. Поскольку экономика страны падает на фоне падения нефтяных цен.

Причем, если эпидемия коронавируса не зависела от воли руководства России, то падение цен на нефть (во всяком случае с начала марта) - преимущественно рукотворный кризис. По ряду оценок, Путина уговорил пойти на разрыв соглашения с ОПЕК+ (где ведущую роль играет опять же Саудовская Аравия) его бывший помощник Игорь Сечин, ставший в путинскую эпоху миллиардером. Сечин уже много лет занимает пост руководителя нефтяной компании «Роснефть», которой достались активы разгромленного ЮКОСа (что было сделано незаконно с учетом ряда решений европейских судов).

В условиях небывалого экономического кризиса единственной финансовой «подушкой безопасности» для Путина является Фонд национального благосостояния. Поскольку исполнение бюджета 2020 года было спланировано из расчета нефтяных цен на уровне более 40 долларов за баррель, а российская нефть сорта Urals сегодня стоит 21,7 доллара. То есть ровно вдвое меньше. Нефть сорта Brent (эталонная по качеству, добывается в Северном море) стоит чуть более 30 долларов за баррель.

Напомним, что Фонд национального благосостояния был создан по инициативе министра финансов Алексея Кудрина (нынче глава Счетной палаты) в 2008 году. Фонд был сформирован за счёт дополнительных доходов федерального бюджета от нефтегазового комплекса и доходов от управления собственными средствами. Его размер составляет около восьми триллионов рублей. Много это или мало?

Расходы бюджета России в 2020 году - 19,5 триллионов рублей. Понятно, что какая-то часть запланированных доходных статей бюджета (из намеченных ранее 20 триллионов) так или иначе будет собрана. Однако падение налоговых поступлений будет, видимо, от всех отраслей экономики. Более того, при карантине, когда закрываются кинотеатры, кафе и даже промышленные производства, очевидно, что властям надо еще как-то поддерживать бизнес (чтобы он окончательно не умер) и граждан напрямую. Такие просьбы о поддержке от бизнеса, особенно зависимого от импортных комплектующих, уже поступают в адрес руководства страны.

И так с 2014 года шло неуклонное падение экономики России и одновременно падение реальных доходов населения. А теперь еще сложилась ситуация, которую экономисты называют идеальным штормом (падение цен на нефть+карантин из-за коронавируса, что для экономики смерти подобно). По разным оценкам, на таком фоне Фонд национального благосостояния может быть проеден за срок от нескольких месяцев до 1,5-2 лет. И что тогда делать дальше?

По оценкам многих известных экономистов, дно кризиса для России наступит в 2021-2022 годах. На этом фоне ожидается жесткая схватка за власть внутри российской элиты. Не факт, что Путин сможет усидеть в президентском кресле.

А населению и предпринимателям явно придется потуже затянуть пояса. Ну или начинать уже сейчас высказывать свое мнение по поводу того, что нравится в политике действующих властей, а что нет. В демократических странах граждане обычно так и делают. Когда им откровенно не нравится политика руководства страны, они выходят на улицы и протестуют. Такая возможность протестовать (мирно и без оружия) есть и у граждан России. Соответствующее право закреплено в статье 31 Конституции. Которую так не любят в Кремле.

25 марта 2020

Новости партнеров

Лента новостей
Читать все

Нашли опечатку?