Самолеты врага в ночном небе она определяла по звуку

Этим запискам о встречах с ветеранами Великой Отечественной уже десять лет. Нашел их в своем архиве случайно. Пожалел, что не получилось сделать этого раньше – история достойна, чтобы войти в книгу «Разные судьбы».
Самолеты врага в ночном небе она определяла по звуку
Память о войне. Фото из открытых источников.

Эта книга недавно вышла. А вот снимок героини этого рассказа найти в архиве так и не получилось, хотя сделал во время нашей встречи несколько снимков.

Такова память – она тоже может исчезнуть. Тем важнее помнить об этом и, главное, сохранять ее о людях, кто воевал и приближал Победу в Великой Отечественной войне.

У каждого, пережившего войну, она своя. У тех, кто был на передовой, ходил в атаки и дрался в рукопашной, каждый бой мог погибнуть от пули, штыка, снаряда или бомбы, наверное, война была более страшным испытанием, чем для людей, работавших в тылу.

Впрочем, не надо сравнивать: кто больше был героем. Ведь не сейчас, спустя десятилетия, а именно тогда было сказано, как отдан приказ: тыл и фронт едины. Тыл – фронту. Без их единства не было бы победы. А она, как поется в песне, «одна на всех».

Сейчас фильмы снимаются о войне не такими «ура-патриотичными», как в годы войны и в послевоенные советские годы. Многое в них сейчас говорится такого, о чем раньше молчали.

Про то, чем в войну занималась старший сержант Антонина Шведова, кажется, книги не написаны и фильмы не сняты, это одна из малоизвестных страниц войны.

С 1942-го года и до конца войны она служила в ПВО. На северо-западном фронте, в Ленинградской области под Балагое. До фронта было несколько километров. Задача наблюдательного поста, которым командовала Антонина, была вовремя докладывать о перемещении самолетов, пролетавших в сторону советского тыла.

Девушки забирались на специальную вышку или на крышу дома и следили за небом, прислушиваясь к тишине или к артиллерийской коннанаде, чтобы различить гул самолетов.

Нужно было доложить, наши или вражеские пролетели самолеты, и какие - бомбардировщики или самолет-разведчик. Эта информация давала советским летчика время, чтобы приготовиться к воздушному бою.

Ночью определять фашистский самолет нужно было по звуку. Задача сложная, а главное, очень ответственная: чем могла закончиться ошибка наблюдателя, догадаться не сложно.

По такой ошибке нашего пилота могли принять за вражеского и встретить огнем на поражение. Безнаказанно такая «оплошность» в те суровые годы для девушек бы не прошла. Но, к счастью, ничего подобного у них не было, говорила мне во время нашей встречи Антонина Александровна. И вспомнила шутку тех лет про ПВО: «Пока война - отдохнем». Кто был таким расшифровщиком-шутником, когда за подобные шутки карали строго, бывший сержант не знала, но шутку эту запомнила.

Сколько пролетело самолетов над головами ее и ее фронтовых подруг? Сотни, тысячи? Наверное, тогда их никто не считал.

Летали и вражеские и наши летчики. Между наблюдательными постами было несколько километров, и соседку по службе за все годы войны она знала только по голосу в телефоне, никогда не видела.

А советских летчиков увидели девушки только в конце войны, когда их пригласили на танцы. Почти как в известном фильме «В бой идут одни старики».

Родителям в Кыштым Антонина писала не часто и главным образом о том, что все у нее нормально. Чтобы родители не волновались. А из дома получила большую посылку, в которой были валенки.

Жуткие ленинградские морозы блокадных лет всем теперь известны. Валенки давно износились, а память о них осталась на многие годы.

Как и о тех хромовых сапогах, которые сшил ей местный сапожник за два литра водки. Водку девушкам, как и положено, выдавали, но пили ее мало. Антонина не пила вовсе. Тогда «сбросились» все на сапоги для своего сержанта.

О том, что война закончилась, Антонина Шведова узнала от старшины: утром он разбудил всех: «Вставайте, война закончилась. Скоро поедете домой».

Действительно, многие однополчанки Антонины вскоре попрощались, разъехались, кто куда. Больше Антонина Александровна своих девушек не встречала. А сама с мужем приехала на Урал в Кыштым.

Александр Федорович был командиром того взвода, в котором служила Антонина. В конце войны командир части дал «добро» на их брак.

Свадьбы, да и вообще шумного застолья у них не было. Зато была семья. Муж дослужился до капитана, после войны они сменили несколько мест службы. Когда умер отец Антонины, она с мужем приехала к матери в Кыштым.

Здесь Антонина Шведова стала работать в сберкассе, тогда так назывались подразделения нынешнего Сбербанка. Работать в банке она стала после школы и проработала до самой войны, откуда в 1942-м году добровольцем была призвана в армию.

Знакомство с военной историей Антонины Шведовой подсказало мне: дорога на войне у каждого была своя. У Антонины Шведовой она прошла между фронтом и тылом.

Она не видела лиц врагов и лиц тех, кто ковал победу в тылу. Ей не приходилось укрываться в блиндаже от падающих бомб, но именно она и ее фронтовые подруги предупреждали о приближении вражеских бомбардировщиков.

30 апреля 2020

Новости партнеров

Нашли опечатку?