Врач Новоселова о COVID-19: на что тестируем наших граждан? Даже ВИЧ такого не удостаивался

Глядя на то, какими темпами растут цифры тестируемых на covid-19 в России, стоит задать вопрос: на что тестируют россиян? И почему результаты тестирования совпадают со сведениями из учебника о широкой распространенности обычной коронавирусной инфекции в структуре всех ОРВИ? Об этом говорит врач-терапевт из Петербурга Александра Новоселова.
Врач Новоселова о COVID-19: на что тестируем наших граждан? Даже ВИЧ такого не удостаивался
Тест на коронавирус. Фото из открытых источников

По словам врача, ни одна инфекция ранее, внесенная в список опасных для общественного здоровья болезней, как и covid -19, не удостаивалась такого внимания.

- Тестирование на предмет инфицирования или заболевания проводилось ранее только по факту самостоятельного обращения человека за медицинской помощью, и чаще всего - на госпитальном этапе. На догоспитальном этапе никто за пациентами не бегал и принудительно без повода не принуждал провериться ни на гельминтозы, ни на ВИЧ.

Новоселова отмечает, что количество обследованных на коронавирус сейчас многократно превышает количество обследованных на любую из инфекций в прошлые годы. При этом нынче тестируют массово не только заболевших и контактных, но и тех, кто вообще не имеет никакого отношения как к первым, так и ко вторым.

- При этом рост числа положительных по ковиду прямо пропорционален росту числа обследованных, несмотря на то, что качество тест-систем неоднократно подвергалось специалистами сомнению.

Новоселова добавляет: «Тестирование происходит под лозунгом спасения всех остальных, пока еще здоровых - путем выявления и изоляции максимального количества инфицированных, которым немедленно присваивается статус заболевших. Доктора знают, что слияние смыслов «инфицированный» и «заболевший» есть абсолютная ложь: далеко не у всех инфицированных развивается заболевание, у некоторых лиц вирусные инфекции приобретают форму постоянного присутствия без достаточного для развития болезни размножения и атаки, иммунная система человека справляется и избавляется от вируса без последствий».

Обнаружение у 80% и более из числа протестированных лиц бессимптомного носительства или легких форм заболевания covid-19, заканчивающихся самостоятельным выздоровлением - это сразу характеристика инфекции, которая никак не может находиться в списке опасных.

Врач отмечает, что клиническая картина легких случаев covid-19 и давно известной коронавирусной инфекции тогда и сейчас различий не имеет: обычная простуда, иногда с поражениями желудочно-кишечного тракта в виде легкого расстройства стула. Лечение у большинства острых респираторных вирусных инфекций также одинаковое, т. е. симптоматическое.

- И потому с экономической точки зрения ранее не было никакой целесообразности вдаваться в детальные подробности состава группы ОРВИ и целенаправленно проводить поиск той группы возбудителей, о которых было известно, что они существуют и находятся в подгруппе «другие». Пока ВОЗ не закричал на весь мир, что появился новый вирус, угрожающий всему человечеству, вызывающий некие особенные тяжелые поражения легких.

Новоселова отмечает, что в 2003 году ВОЗ пытался также «кричать», но тогда «не случилось аферы в мировом масштабе и мирового экономического коллапса. В первую очередь потому, что национальные системы здравоохранения многих государств тогда были еще достаточно независимы. Это обеспечивало получение объективной информации о новом возбудителе, т. к. в алгоритме исследования использовали давно отработанные, гарантирующие объективный результат, трехступенчатые методы лабораторной диагностики».

Врач напоминает: «Коронавирусную инфекцию открыли в 1960-х годах прошлого века как респираторный вирус. С тех пор ни для кого не секрет, что четыре штамма этого вируса все прошлые годы вызывали сезонную острую респираторную инфекцию. Очевидно, что очень многие люди когда-нибудь заражались и переболевали одним из них. Также очевидно, что и как для большинства возбудителей ОРВИ, коронавирусной инфекции присуща латентная персистенция в носоглотке у некоторого % населения. Роль персистенции у носителей респираторных вирусов в эпидемиологическом смысле всегда считалась крайне небольшой и недоказанной в отношении сезонных вспышек. Значительно большую роль играли климатические условия в холодное время года и ослабление иммунитета человека в соответствующий период.

Тогда какая же особенность ковидной инфекции вызвала переполох? Новоселова попыталась ответить:

- В своих рекомендациях ВОЗ вплоть до середины марта упирала на то, что ковид вызывает «типичные изменения в легких». До такой степени типичные, что даже отсутствие лабораторного подтверждения ввиду несовершенства систем тестирования дает основания клинической комиссии выносить диагноз «COVID». При этом все пневмонии полетели в ковидную статистику.

Однако, начались высказывания специалистов в соцсетях и публикации в западной прессе о том, что те изменения, которые считались «типичными» для ковида, на самом деле обнаруживаются при целом ряде других заболеваний.

Радиологическое общество Северной Америки (RSNA) опубликовало статью о корреляции КТ грудной клетки и ПЦР при covid-19, в результате чего Центр по контролю и профилактике заболеваний США (CDC) вынес резюме: «Ни одно исследование ещё не подтвердило точность и дискриминационную ценность компьютерных томографий, чтобы отличить COVID от других вирусных пневмоний. Поэтому CDC не рекомендует КТ для первоначального скрининга, как подчёркивалось ранее. Лица с подозрением на COVID должны проходить ПЦР-тест (метод молекулярной биологии, позволяющий добиться значительного увеличения малых концентраций определённых фрагментов ДНК в биологическом материале), который является наиболее специфическим тестом»

ВОЗ, засомневавшись, что немалое количество пациентов с нековидными пневмониями были расценены по их же рекомендации как ковидные, а соответственно — к таким пациентам были применены и ранняя ИВЛ, и активная стероидная и иммунодепрессивная терапия — спустя полтора месяца переписывает рекомендации. Вслед за ним обновляет рекомендации и наш Минздрав.

КТ-диагностика больше не является ведущим методом, на арену выходит «наше все» — метод ПЦР.

Но ВОЗ точно знает нюансы метода ПЦР, которым она рекомендует диагностировать ковидную инфекцию, т. к. отдельно разъясняет: «Поскольку существует много типов коронавирусов, рекомендуется не использовать термин «коронавирус» вместо COVID-19. Это помогает уменьшить неопределенность для классификации или кодирования заболевания», отмечает Новоселова.

- Другими словами, ВОЗ как бы говорит: мы знаем какой результат вам даст ПЦР, поэтому давайте заранее договоримся считать этот результат — подтверждением ковидной инфекции».

Так что же на самом деле имел ввиду ВОЗ, упреждая вопросы по результатам тестирования?

- ВОЗ и Минздрав почему-то прямо не рекомендовали пользоваться при лабораторной диагностике COVID-19, как при других заболеваниях. С чем связана такая исключительность?

Совершенно точно, что «Методические рекомендации для лабораторной диагностики covid-19» удивительно сильно урезаны даже в сравнении с аналогичными рекомендациями по диагностике его ближайшего родственника SARS 2003 года. Более того, нынешние рекомендации по ковиду создают такие условия работы с клиническим материалом, полученным от пациента, что провести лабораторную диагностику ковидной инфекции по стандартной схеме, в том числе дифференцировать возбудитель covid-19 с другими бактериальными инфекциями, которые чаще всего по статистике вызывают тяжелые пневмонии, становится крайне затруднительно или вообще невозможно.

Ни одна, даже давно известная инфекция, не ограничивалась в своей диагностике только одним скрининговым методом ПЦР, подчеркивает Новоселова.

Речь не только о верификации диагноза, но и об установлении периода болезни. Ведь каждый из этапов заболевания имеет свои особенности и нередко при отрицательном ПЦР - в крови пациента обнаруживаются антитела, когда вирус из организма устранился, а следы иммунного ответа — остались.

Стандартные требования лабораторной диагностики инфекции включают кроме ПЦР еще обязательное серологическое и вирусологическое подтверждение.

То есть, поясняет врач, есть метод обнаружения генетического материала возбудителя (ПЦР), есть метод исследования ответа организма на инфекцию и есть выделение самого вируса.

Только на самом деле убедившись в реальном существовании патогена, заразив им культуру клеток и лабораторных животных, можно ответит на вопрос: кто это? То есть произвести идентификацию возбудителя. Никакие из любых других методов лабораторной диагностики такой возможности не дают.

А еще выделение вируса необходимо для создания ПЦР-тестов лабораторной диагностики инфекции, разработчику которой необходим биологический материал для создания так называемого контрольного образца, по которому тестируется система.

Окончательным доказательством этиологической роли выделенного вируса в заболевании является положительная биопроба.

Но почему-то в «Инструкции по проведению этиологической лабораторной диагностики» рекомендаций Минздрава по covid-19 нет ни одного слова о выделении вируса SARS CoV-2 как доказательства его существования у пациента.

Казалось бы, все лаборатории Роспотребнадзора должны были броситься искать вирус, выяснять и доказывать, что именно им вызваны все похожие пневмонии у пациентов, которым поставлен диагноз covid-19. Ведь у нас нет недостатка в заболевших — материала от больных бери-не хочу. А на деле получилось, что отдан приказ – не искать.

- И к этому приказу есть железное обоснование: вирус SARS CoV-2 отнесен к группе I-II патогенности микроорганизмов, т. е. к группе особо опасных и высококонтагиозных эпидемических заболеваний. Работа по выделению таких возбудителей разрешена только Центрам специальной лабораторной диагностики особо опасных инфекционных заболеваний, к коим отнесен новосибирский «Вектор», НИИ Минобороны в Сергиевом Посаде и его филиалы.

Всем остальным лабораториям разрешены тесты ПЦР и серология, т. е. работать с материалом от больных можно, а выделять вирус — нельзя.

Логика, не поддающаяся разумному объяснению с эпидемической точки зрения. Кстати, как и требование всем одеть маски, накашлять в них — и выбросить куда угодно, вплоть до мусорной урны, откуда порывами ветра особо опасный биоматериал на бумажном листочке разнесется по городу куда дальше, чем на 1,5 метра «социальной дистанции».

Поразительно, что ковид продолжает оставаться в списке инфекций, особо опасных для лабораторной работы, несмотря на подтвержденное абсолютное число бессимптомных и легко болеющих этим заболеванием.

Именно с проблемой выделения вируса и секвенирования его генома были связаны такие долгие попытки создать ПЦР-тесты для SARS, хотя согласно официальному отчету института Beijing Genomics Китайской академии наук, SARS вирус «очень быстро мутирует», и потому так трудно создать точные диагностические тесты.

Таким образом стало понятно, что диагностика методом ПЦР не является универсальным достоверным методом. Потому что помимо стандартных требований к материалу от больного и условиям работы с ним в лаборатории, проблема вызвана серьезными трудностями работы молекулярных биологов по поиску того самого заветного участка генома изменчивого вируса, который будет положен в основу метода ПЦР.

Специфичность устанавливали по сравнению с вирусами и острыми кишечными инфекциями.

Говоря простыми словами, специфики диагностики именно вируса SARS CoV-1 по сравнению с другими известными коронавирусами добиться не удалось, хотя авторы методики утверждали обратное.

Поразительным также является тот факт, что еще 25 марта специалисты ФБУН ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора сообщили, что они разработали «высокоточный тест» для диагностики коронавируса COVID-19. И что этот тест якобы позволяет как выявить новый коронавирус, так и дифференцировать его от других родственных вирусов, и что тест якобы «успешно прошел клинические испытания».

Каким образом это удалось сделать специалистам Роспотребнадзора в отсутствии необходимых исследований на пациентах с SARS СoV-1 и МERS — остается загадкой, т. к. помимо того, что у российских пациентов вирус COVID-19 не выделялся культуральным методом, вся работа во всех странах создателей тест-систем методом ПЦР впервые в истории лабораторного дела — ведется абстрактно на фантоме.

- Абсолютное большинство разработчиков тест-систем ПЦР не только работали с абстракцией, без тестирования систем на вирусном изоляте, но и не имели доступа к новейшим данным о геноме covid-19.

Источник: www.facebook.com

Новости партнеров

Нашли опечатку?