Искупаться с Пушкиным – в речке, под Москвой

Любопытное продолжение разговора получилось о Пушкине в день его рождения, сегодня.
Искупаться с Пушкиным – в речке, под Москвой
Речка пушкинского детства. Фото Юрия Шинкаренко.

Сначала напомню, с чего начался разговор.

Секретарь Союза писателей России, челябинский поэт и культуролог Нина Ягодинцева отметила, что Пушкин был и остается нашим «кодом». «И код этот нужно передавать из поколения в поколение, иначе народ потеряет основу для взаимопонимания и перестанет быть народом, просто рассыплется», - считает Ягодинцева.

Мы стали с ней вместе «разбирать» школьную программу «с Пушкиным» и пришли к выводу, что она, скорее всего, не делает Александра Сергеевича любимым поэтом молодежи.

Но, может быть, это и не задача уроков литературы. Главное, что эти уроки вводят ребенка и молодого человека в общественный диалог, дают язык и правила для этого общения.

И эти правила должны быть усвоены ребенком, как должен он научиться пользоваться ложкой во время еды, чистить зубы, переходить на зеленый свет дорогу, чтобы не попасть под машину.

Усвоить все это для того, чтобы затем нормально себя чувствовать в обыденной жизни, и подростком, и потом, став взрослым.

И еще одно важное, говоря о Пушкине: «Именно литературная классика, и в первую очередь Пушкин, в своих произведениях дают наиболее точные ответы на вопросы нравственного характера», – считает Ягодинцева.

Поэтому именно этот поэт был и остается одним из тех, кто нас соединяет в единый народ.

А открыть для себя Пушкина как личного собеседника каждый сможет, если, конечно, захочет, считает культуролог.

И вот на странице в Фейсбуке своего студенческого товарища журналиста и прозаика Юрия Шинкаренко встретил такое «открытие Пушкина». Свои заметки автор назвал «Искупаться с Пушкиным».

«Про пушкинское детство, раннее, с 1805 по 1810 год, достоверных свидетельств немного. И слава Богу!

Оно – таинственная колыбель пушкинского характера – сохранилось живым, не препарированным. Его невозможно анализировать, разлагая на фрейдовские, юнговские и прочие составляющие. Его можно только чувствовать», - пишет автор.

А для этого, считает он, надо сбежать из Москвы, доехать на электричке до Голицино и, невзирая на плотную застройку и напряженные трассы, пешком дойти до Захарово.

«Здесь в Захарово, где Пушкин-ребенок каждое лето бывал у бабушки, нарушая «самоизоляцию» столичной жизни, тоже можно не торопиться в музей, с его табличками, витринами, надписями, с его текстами.

А лучше посидеть на берегу речушки Площаница.

Мне видится моё селенье,

Моё Захарово; оно

С заборами к реке волнистой,

С мостом и рощею тенистой

Зерцалом вод отражено.

Речка перегорожена плотиной. Тиной порос небольшой прудик. Теперь раздеваемся, забываем про тину, водоросли, головастиков и ил со дна. И ныряем в теплую, мутноватую купель Площаницы. Это и есть постижение пушкинского детства», - считает Юрий Шинкаренко.

«Никаких экскурсоводов не надо! Вопли восторга – лучшая экскурсия! И самая точная по смыслу постижения раннего Пушкина.

Я искупался».

И такое постижение Пушкина нашим современником. Об этом можно сказать и так: живая память.

06 июня 2020

Новости партнеров

Нашли опечатку?