Что делала будущий «молодой лидер мира» на челябинской «Ладе»

Лера Ауэрбах — русский музыкант, автор более 160 произведений (опер, балетов, оркестровой и камерной музыки).
Что делала будущий «молодой лидер мира» на челябинской «Ладе»
Лера на папиной Ладе. 1982 год. Челябинск.

Родилась в Челябинске, закончила Джульярдскую школу в Нью-Йорке и аспирантуру в Ганновере.

Ее балеты и оперы исполняются во многих театрах мира. Лера Аэурбах была композитором-резидентом Дрезденской Штаатс-капеллы (Германия), оркестра Сан-Пауло (Бразилия); музыкальных фестивалей в Вербье (Швейцария), Тронхейме (Норвегия), Мальборо (США), Локенхауз (Австрия), Саппоро (Япония), Транс-Сибирского Арт-Фестиваля (Россия).

Записи с музыкой уроженки Челябинска выпущены фирмами Deutsche Grammophon, ECM, BIS, ARTE и PBS. Опубликованы 4 книги ее стихов и прозы.

В России Сергей Юрский записал диск с её стихами. Картины, скульптуры и графика Леры Ауэрбах продаются на аукционах, публикуются в журналах и книгах, а также используются в качестве обложек компакт-дисков и книг.

Ее сочинения получили многие награды: Премию Хиндемита, Золотую Маску, стипендию Сороса, приз Немецкого радио, приз ЕСНО Klassik.

Всемирный экономический форум в Давосе (Швейцария) признал её одним из «Молодых лидеров мира».

Несколько новелл о челябинском детстве будущего знаменитого музыканта предлагаем вниманию. Это – продолжение, несколько новелл мы уже опубликовали на нашем сайте.

***

«Но что-то здесь не так. Я уверена, что уже видела где-то скелет, но он не был скелетом.

Вернувшись домой, зарываюсь в альбомы живописи. Где же я его видела? Нашла, ну, конечно же, — Брейгель, «Триумф смерти».

Только мамочка ошиблась. Скелет — это и есть Смерть. Он прячется внутри нас, чтобы в нужный момент оказаться рядом. А когда он снаружи — то становится невидимым.

Это открытие я сообщаю Максимке.

— Ты знаешь, что наша смерть живёт внутри нас? И мы каждый день носим её с собой?

На Максимку моё открытие не производит впечатления.

— Подумаешь! Вот один знакомый мальчик как-то хомяка в рот засунул и случайно проглотил.

— Ты не понимаешь!

— Всё понимаю! Хомяк через какое-то время проголодался и стал грызть его внутренности.

— Какие-такие внутренности?— Ну кишки там всякие, печёнку, селезёнку, всё подряд.— Ну?— Ну, вот так и съел его всего.— Целого мальчика?— Целиком. Ничего не осталось.— Не верю! Хомяк не мог слопать целого мальчика. И кости? — И кости. Он же грызун. Я сам об этом слышал.— Слышал? Ты же сказал, что это был твой знакомый? — Ну да, он был знакомым, пока его не сгрыз хомяк. А потом перестал быть знакомым, потому что его не стало. — А хомяк что?— Хомяк тоже умер. Отравился чем-то.— Интересно, что же тогда положили в могилу мальчика. Хомяка? — Ну, это я не знаю, — Максимка доволен произведенным впечатлением. — А у хомяка есть скелет?»

Новелла «Смерть-хомяк».

***

«Когда она сердилась, то повышала голос и очень краснела. Волновалась же мама по малейшим пустякам.

Само же наказание, как правило, это либо стоять в углу, либо быть запертой в кладовке. И то, и другое, меня, в общем, вполне устраивало.

Стоять долго в углу — уставали ноги, но я садилась на пол, когда на меня не смотрели. Скучно не было — я выдумывала очередные истории про двух крылатых лошадей, и мои руки превращались в Пегасов, разыгрывали целые драмы.

В кладовке вообще было замечательно. Кладовкой была крошечная комнатка между спальней и кухней, в которой хранилась ненужная в хозяйстве утварь, три пары лыж, папина коробка инструментов, сломанные стулья и другие богатства.

У входа стоял большой платяной шкаф, в котором висели старые шубы и пальто. Я забиралась внутрь шкафа. Там у меня был тайник, в котором я держала фонарик и несколько металлических солдатиков, хранившихся здесь с детства Игоря.

Наказывали меня часто. Самым неприятным был крик мамы.

В их компании я отлично проводила время».

Новелла называется «В кладовке».

***

«Мама часто берёт меня с собой. За покупками, в училище, к знакомым, в кино.

В кино я ходить, как правило, не люблю — мы ходим исключительно на взрослые фильмы, оставляющие меня в состоянии полной растерянности.

Понять сюжет (если такой имеется) я не могу — его мне потом разъясняет мама, пересказывая «своими словами» фильм от начала до конца. Как всегда, мамин пересказ нравится мне намного больше оригинала. Покупаем один билет на двоих, чтобы сэкономить деньги. Я сижу у мамы на коленях.

— С маленькими детьми нельзя! — возмущается билетёрша.

— Этой можно, я за неё ручаюсь, — категорически отвечает мама».

Новелла называется «Порука».

***

«А ещё мы каждый день стоим в очередях.

Пока ждём — либо читаем по-очереди стихи наизусть (кто первый собьётся, или забудет — проиграл), либо выдумываем истории, либо мама пересказывает мне очередную книгу.

Очереди — всюду и за всем. Кроме того, на многие продукты нужно иметь талоны, которые выдаются каждой семье в зависимости от количества людей. Это для того, чтоб люди не покупали больше, чем разрешается.

Наличие талонов отнюдь не гарантирует наличия продуктов, а стояние в очереди — покупку. Бывает так — стоим пару часов в очереди за курицей, а прямо перед тобой курицы заканчиваются.

Поэтому мама меня часто оставляет в очереди одну. С книгой. Возвращается через час-другой, позанимавшись с очередным оболтусом-кровопийцей. Я важно держу место.

Очередь — живая, всегда в состоянии ожидания подвоха — вдруг кто-то умудрится проскочить, пролезть вперёд. Очередь — многоголосная, как фуга Баха, только намного больше диссонантных голосов посвящённых одной теме».

Новелла называется «Фуга на тему курицы».

Из полученных из-за океана отрывков из новой книги Леры Ауэрбах «Нота за нотой» осталось еще несколько новелл. О них – в следующей публикации.

Подпишись на нас в Google News
Поделиться
Отправить
Отправить
25 июня 2020

Новости партнеров

Нашли опечатку?