«Связь криминала с бизнесом воспринималась нормально», или Почему Хабаровск стоит за Фургала

Назвавший себя «Шпионом Дальнего Востока» автор письма, обращенного к экономисту Михаилу Делягину, поведал свою правду об аресте народного губернатора Сергея Фургала. Письмо Делягин опубликовал на своей странице.
Фургал. Фото из открытых источников

Автор неожиданно признает, что жители Хабаровского края «информацию о связях бизнес структур Фургала с криминалом приняли спокойно и выбрали его губернатором» для себя, а не для власти в верхах.

«Шпион» отмечает, что Фургал снискал сильнейшую поддержку народа после того, как край возглавлял Вячеслав Шпорт – человек, имевший поддержку Москвы.

Автор утверждает: «В период руководства Шпорта в крае не был реализован ни один внятный проект, экономическая ситуация медленно ухудшалась, у края образовался долг в размере 50 млрд рулей самый большой в ДФО. Но Москву он вполне устраивал. Поэтому в период предвыборной гонки Сергей Фургал сразу получил статус «протестного кандидата». Уже тогда поползли слухи о его связях с криминалом в прошлом. Но Дальний Восток регион очень специфический».

«Связь криминала с бизнесом воспринималась абсолютно нормально», - комментирует автор.

«В силу большой удаленности от центра, надеяться на то что в сложные 90-е годы федеральные структуры сохранят порядок в регионе, не приходилось. Поэтому между разными криминальными структурами, исполнительной властью, милицией и бизнесом били достигнуты своего рода договоренности. Удалось сохранить исключительный для того времени порядок. Связь криминала с бизнесом воспринималась абсолютно нормально, ведь эта связь была в рамках определенного порядка, за нарушение которого приходилось отвечать всем без исключения, не взирая на статус. Условия были приемлемы для всех сторон. Криминал держал «аппетиты» в разумных пределах, а предприниматели могли спокойно развивать бизнес, трогать их никто не смел даже при ведении дел в соседних областях.

Очень важным аспектом этой системы была защита рынка. Бандиты не пускали к себе в регионы «бизнесменов из Москвы», понимали: те им платить не будут. Так что хоть система и была криминальной, но вполне жизнеспособной и взаимовыгодной, позволяла местному бизнесу развиваться. Доходило до того, что некоторые криминальные фигуры, такие, как Евгений Васин, становились для людей олицетворением справедливости и пользовались таким широким авторитетом среди всех слоев населения, что к ним обращались обычные граждане за помощью или разрешением самых разных бытовых вопросов».

Как власть пыталась убрать неугодного губернатора?

«После выборов все понимали, что благоволить Хабаровску в вопросах распределения бюджетных средств Москва, мягко говоря, не будет. Тем более, что вскоре должны были состояться выборы в краевое собрание, и новоявленного губернатора старались дискредитировать и представители местного истеблишмента, сформированного предыдущей властью, и их товарищи из Москвы. Был отнят статус «Столицы ДФО», по которому Хабаровск получал часть бюджета. Хабаровск стал внезапно на регулярной основе попадать во все возможные антирейтинги так называемых «независимых» агентств, выходили на федеральных каналах сомнительные сюжеты, чувствовалось и давление «центра» по линии федеральных структур».

Но планам убрать неугодного лидера сбыться удалось только лишь сейчас.

«На выборах ЛДПР, в которой состоял губернатор, получила абсолютное большинство. В итоге в сентябре 2019 года в крае сложилась интересная ситуация: новый губернатор, не связанный с предыдущей властью, и новое собрание, также не связанное с предыдущей властью. Предыдущая власть смогла сохранить за собой только кресло мэра Хабаровска, проведя туда на выборах своего человека. И тут началось.»

«Шпион» напоминает, что сразу же начались отставки, обрывающие старые коррупционные связи. Начались совещания, на которых с чиновников начали по-настоящему «спрашивать». Причем, губернатор буквально ввергал в ступор чиновников своей информированностью по каждой проблеме.

«Он требовал выполнения подрядными организациями своих обязательств качественно и в срок, поднимал старые контракты, чем вызывал состояние шока у участников совещания, ведь все понимали, ЧЬИ это компании. Он часто выезжал на места, причем, не только в пределах города, но и в очень отдаленные пункты, чтобы лично проверить выполнение работ. При этом на все оправдания «ответственных лиц» у него тут же находилась копия документа, опровергающая оправдания. Если такого документа не было, он мог тут же отправиться с этим «ответственным лицом» проверять его версию, чем вызывал ужас на их лицах, ведь чаще всего они просто лгали.

В отставку Фургал нередко отправлял и тех, кого сам поставил: многие из членов его команды не справлялись с обязанностями, особенно в начале срока. Слабость команды - главное, в чем упрекали Фургала во время предвыборной гонки, и вполне обоснованно. Но жители Хабаровска терпеливо ждали, когда система управления наладится.

Были снижены зарплаты чиновникам, распроданы излишки элитного автопарка и яхты, стоящие на балансе. Был сильно сокращен список должностей, имеющих право на перелет первым классом: учитывая длительность перелета до Москвы, сэкономили очень много денег».

Поэтому народ любил и ценил своего избранника. «Рейтинг Фургала был стабильно высокий. Народ ликовал, терпел тумаки от федеральной власти, но искренне обожал своего губернатора. И это был именно «их» губернатор, а не выполняющий волю Москвы ставленник. Долго так продолжаться не могло».

В итоге власть нашла основания, по которым можно было привлечь Фургала, что называется, «за уши притянули».

«Партнер губернатора по заводу «Амурсталь» был арестован, долю отняли (25%). Сам Фургал тоже должен был лишиться своей доли. Выполнялся этот захват через Павла Бальского, которого подозревали в сговоре с предыдущим губернатором Вячеславом Шпортом. Вспоминали и его связь с Ротенбергами. В регионе активно распространялись слухи, что все из-за перспектив этого завода. Дело в том, что на самом верху было принято решение строить мост через Лену в Якутии. И якобы «москвичи» прибирают завод к рукам, ведь это единственное предприятие в ДФО, способное обеспечить металлом такую большую стройку.

Ситуация на заводе была близка к критической. Банки предъявили требования по закрытию кредитных линий, поставщики прекратили снабжать завод сырьем. Одна из особенностей металлургического производства — невозможность остановки производственного цикла. На «разморозку» производства потом требуется огромные средства и несколько месяцев по времени. Завод же участвует в технологических цепочках стратегических производств на Дальнем Востоке («Звезда», «КНААЗ») и, конечно же, информация дошла до первого лица. Фургал полетел в Москву. Завод продолжил работу, долю свою он сохранил. Шумиха вокруг завода утихла.

Через некоторое время полетел опять. В апреле для узкого круга лиц из «среды» появилась информация, что у народного губернатора появились серьезные перспективы в Москве.

В июне опять начались движения вокруг завода «Амурсталь». МСП банк заявил, что подает на банкротство завода 25 июня, как будто что-то знали. 9 июля задерживают Фургала. Был очевидным тот факт, что народ выйдет на улицу. И те, кто лишил хабаровчан губернатора, решили обратить этот протест против первого лица».

Хабаровчан убеждали в том, что Кремль якобы убрал неугодного губернатора за то, что в Хабаровском крае были плохие показатели по голосованию за поправки в конституцию.

В итоге Хабаровск восстал. И как отмечает автор письма, число людей, вышедших на улицы, сильно занижают. По данным СМИ, в первый день митингов участие в уличных акциях приняли около 50 тысяч человек. В последующие дни протестующих было кратно меньше.

Официально Фургала обвинили, как известно, в организации серии убийств в начале 2000-х годов.

Подпишись на нас в Google News
Поделиться
Отправить
Отправить
16 июля 2020

Новости партнеров

Нашли опечатку?