Уголовное дело на 23 миллиона рублей возникло из «пустоты»

Уголовного дела не может быть в отсутствие факта преступления! Однако при желании дело все же может возникнуть, если кто-то в этом сильно заинтересован.
Уголовное дело на 23 миллиона рублей возникло из «пустоты»

На следующей в Курчатовском районе Челябинска продолжится этот крайне странный судебный процесс, которого в принципе не должно было быть.

Почему не перечислялись пенсионные взносы?

В АНО ДО «Урало-Сибирской ассоциации преподавателей вузов», которую возглавляет А.В. Сиволапов, главбух Г. М. Будыгина отработала 17 лет. И вовсе не думала, что однажды вдруг окажется в суде по обвинению собственного начальника, чьи указания и выполняла. Отметим, названная организация занимается дополнительным образованием (оказание услуг по изучению иностранных языков, подготовки детей к ЕГЭ и т.п).

С 2017 года сотрудники, уходящие на пенсию, стали часто спрашивать главбуха, почему им, оказывается, не перечислялись пенсионные взносы с зарплаты.

Секрет раскрывался просто по нынешним временам. Выплаты сотрудникам производились неофициально. Соответственно и пенсионные взносы не перечислялись.

Будыгина сказала руководителю, что так вести дела на протяжении ряда лет вообще-то неправильно. И надо вернуться к законным формам. Возник конфликт. По состоянию здоровья главбух в апреле 2017 года подала заявление на увольнение. Директор, по словам Будыгиной, ее заявление подписал и отдал в отдел кадров. На этом все? Как бы не так!

10 мая у Галина Михайловны был последний рабочий день. Она передала дела новому главному бухгалтеру. И тут директор Сиволапов вдруг объявил, что уволит прежнего главбуха по статье о дисциплинарных нарушениях.

Юристы посоветовали Галине Михайловне подать заявление в полицию. Правда, она совету не последовала.

Зато заявление в полицию вдруг подал директор.

Заявление в Ленинскоом районе было подано без указания названия «пострадавшей» организации

По словам бывшего главного бухгалтера, образовательный центр зарегистрирован в Калининском районе Челябинска, а фактически находился в Советском районе. Тем неожиданнее было, что Сиволапов подаст заявление на нее в Ленинском районе. Это уже было второе удивление, первое вызвал сам факт подачи заявления. Итак, заявление поступило в отдел полиции Ленинского района Челябинска. По всей юридической логике принимать заявление не должны были.

В соответствии с приказом МВД России от 29.08.2014 №736 ( в ред. от 07.11.2016) «Об утверждении Инструкции о порядке приема, регистрации и разрешения в территориальных органах Министерства внутренних дел РФ заявлений и сообщений о преступлениях…» заявления и сообщения о преступлениях подлежат проверки в порядке ст. 144-145 УПК РФ ( в течение 3-х суток), а затем материал должен быть передан по подследственности в соответствии со ст. 151 УПК РФ ( п. 49, 50, 50.3 Инструкции)

Еще любопытный момент: Сиволапов при подаче заявления на Будыгину не указал ни юридического адреса «пострадавшей» организации, ни ИНН/КПП, ни телефонов организации, ни адреса самого заявителя, ни его телефона.

Однако же заявление директора приняли и дали делу ход.

Следователь отдела полиции «Ленинский» Алекперова И.М., приняв 14 июня решение о возбуждении уголовного дела по факту о мошенничестве , еще в течении четырех месяцев занималась расследованием неподследственного ей изначально дела.

А в чем же суть-то заявления? Оказывается, директор обвинил бывшего главного бухгалтера в нанесении многомиллионного ущерба - аж на 23 миллиона рублей!

Наверное, Будыгина куда-то вывела деньги образовательного центра? И Сиволапов представил доказательства этого. Но обо всем по порядку.

Обвиняемая просит проверить все документы, следствие это требование игнорирует

После многочисленных жалоб Будыгиной и ее защитника дело было передано для расследования в Следственный отделом СУ УМВД по Челябинску.

За время предварительного расследования поменялось пять следователей! При этом по мнению Будыгиной, в ходе предварительного расследования следователи отрабатывают фактически только одну версию – заявителя Сиволапова.

Бывшая главбух следователю и надзирающим органам неоднократно писала обращения о том, чтобы проверили ее показания. Она не похищала деньги, которые ей перечислял директор для расчетов с сотрудниками, а исправно отправляла преподавателям, которых Сиволапов нанял на работу в территориях, на которых организация не имела вообще-то права работать без лицензии. Убедиться в этом легко. Достаточно просто поднять все документы: о перечислениях Будыгиной и последующих перечислениях от нее конечным получателям.

Трудовых соглашений официальных с преподавателями не было. Во всяком случае, в бухгалтерию предприятия они не передавались. Соответственно налоги с заработной платы не перечислялись в бюджет.

Но обращения Будыгиной почему-то всякий раз игнорировались. Следователь готовила передачу дела в суд. Только после обращения в МВД России следователю дали наконец-то указания проверить показания Будыгиной. Но из большого списка имен, представленных экс-главбухом, следователь допросила только несколько человек. Они подтвердили показания бывшего главбуха.

Требования Будыгиной о запросе данных банка, подтверждающих перечисление ею денег конкретным педагогам, опять же игнорировались. Что выглядело более чем странно. Следователь же по закону обязан проверить все обстоятельства дела, а не полагаться просто на слова лица, подавшего заявление.

Тем временем, осставаясь руководителем некоммерческой организации, Сиволапов представлял по делу документы (трудовой договор на Будыгину, должностную инструкцию, приказ № 12-2от 07.07.2000г и другие). По утверждению Будыгиной, эти документы имеют признаки фальсификации, что подтверждается указанной в них информацией, которая на момент составления документов не существовала.

Как считает бывшая главбух организации, в угоду Сиволапова недостоверные показания против нее дали сотрудники организации, которые находятся в служебной зависимости от него.

Сам Сиволапов и некоторые его нынешние подчиненные утверждают, что деньги, перечисленные организацией на их личные карты, это, мол, многомиллионные беспроцентные «займы». А деньги, перечисленные на карту Будыгиной – это хищение. При этом, начиная с 2012 года, ни один из этих сотрудников не мог подтвердить, на что были потрачены полученные суммы.

Сейчас в суде Будыгина настаивает на допросе всех лиц, кому она перечисляла деньги по указанию Сиволапова со своей личной карты. Такая вот «похитительница» средств предприятия. Однако в суде ее из-за этого требования обвиняют в затягивании процесса!

Зато многочисленные жалобы экс-главбуха на действия как Сиволапова, так и сотрудников полиции практически остаются без проверок и обоснованного расследования фактов.

С сентября 2017 года было вынесено, а затем отменено прокуратурой 13 постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Сиволапова, который, как полагает Будыгина, вел незаконную предпринимательскую деятельность на территориях, на которые не распространялась выданная образовательной организации лицензия.

По утверждению Будыгиной, до настоящего времени полиция игнорирует указание прокуратуры о проведении полной и объективной проверки. Но и сама прокуратура никаких мер в связи с этим не принимает, ограничиваясь очередным вынесением постановления об отмене незаконного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

Бывшая главбух приходит к выводу, что полиция, а теперь и суд всячески пытаются не допустить проверки счетов Сиволапова, не исследуют платежные поручения, игнорируют его незаконную предпринимательскую деятельность (на протяжении уже трех лет). Будыгина возмущена столь односторонним подходом.

После ночного обыска ребенок заикался год

По ходу расследования имел место, кстати, шокирующий эпизод. Когда несколько десятков сотрудников силовых структур из Челябинска приехали в 4 часа утра в Екатеринбург, чтобы провести в ночное время обыск у дочери Будыгиной!

Силовики так напугали внучку бывшего главбуха, что ребенок начал заикаться и только через год более-менее пришел в себя.

Закон предусматривает обязанность доказать вину лица, если он действительно совершил преступление и проверить его доводы. Как дела обстоят с этими доказательствами?

Будыгина утверждает, что показания очевидно заинтересованного в исходе дела директора Сиволапова фактически судом не проверяются, чтобы он ни говорил. Будыгина же вынуждена доказывать свою невиновность, при этом не располагая возможностями самостоятельно вызвать свидетелей и запрашивать необходимые документы.

Итак, отметим еще раз: ни следователем, ни судом не запрошены основные документы (платежные поручения), на основании которых производились перечисления с расчетного счета организации с подписью представителя юридического лица, с отметкой банка, с синей печатью банка. Спрашивается, почему?

Доказательства обвинения - лишь слова заявителя

На чем же строится обвинение в данном уголовном деле, где речь идет об ущербе на десятки миллионов рублей?. Оказывается, главным образом на словах директора и его нынешних подчиненных. На словах, а не на документах. Будыгиной при этом ставят в вину многомиллионное присвоение и растрату.

Как утверждает Галина Михайловна, никакого присвоения и растраты тут не было. Сиволапов, по словам бывшего главбуха, по фиктивным договорам займа перечислял через нее деньги сотрудникам. Чтобы понять, что присвоения не было, достаточно просто опросить получателей денег и сравнить суммы, которые приходили на счет Будыгиной и после перечислялись сотрудникам. И убедиться, что к рукам экс-главбуха не прилипло ни копейски. Однако следствие этой элементарной сверки не сделало. Следователь даже не рассмотрела оригиналы чеков, где указаны терминалы банков, № карт, фамилии, время, дата и сумма перечислений Будыгиной.

Сиволапов направил бывшему главбуху письмо, в котором объявил, что она должна якобы организации 23 миллиона рублей. Хотя на самом деле все эти деньги главбух отправляла на счета координаторам в регионах (квитанции были изъяты при обыске), а также частично наличными возвращала Сиволапову. Последнее обстоятельство, видимо, самый слабый момент в позиции Будыгиной. Насколько можно судить, Сиволапов расписок в получении наличных от главбуха не давал.

Странно, конечно, что у следствия не возникли вопросы по поводу данной схемы работы АНО ДО «Урало-Сибирской ассоциации преподавателей вузов» в целом. В цивилизованно работающем предприятии зарплата приходит работникам непосредственно с расчетного счета предприятия. А многомиллионные займы, если предположить, что они были, логично было бы спросить, откуда взялись средства на такие займы.

Но в этом деле игра шла лишь в одном направлении, изначально заданным Сиволаповым. И в этом направлении послушно шли следователи. А теперь, как полагает Будыгина, и судья.

Принципиально вроде бы важный момент с трудоустройством. Следователь Бигильдеева не пыталась выяснить, были или нет официально трудоустроены работники, которым перечислялись деньги столь замысловатым образом. Между тем, по оценкам экс-главбуха, 90% сотрудников не были официально трудоустроены! Это само по себе заслуживает интереса. Например, в силу фактического сокрытия организацией доходов от налогообложения.

Вообще удивляет, что едва ли все документальные доказательства по этому делу фактически противоречат обвинению, однако суд продолжается. Как отмечает Галина Михайловна, все это дело возникло фактически из «пустоты».

Удивил Будыгину и судья Курчатовского суда, отказав обвиняемой в ознакомлении с материалами дела по письменному ходатайству. Очевидно же нарушение права на судебную защиту.

Чем закончится процесс в Курчатовском суде Челябинска? Хотелось бы, конечно, чтобы суд вынес объективное решение.

04 сентября 2020

Новости партнеров

Нашли опечатку?