«Мы готовы посадить деревья вперед»: представитель ЧОДКБ о строительстве детской хирургии в сосновом бору

Тема строительства корпуса детской хирургии областной больницы в Челябинске вовлекла в орбиту спора власти, медиков, экологов-общественников. Спор этот становится все более ожесточенным. Сегодня мы беседуем с представителем областной детской больницы.
«Мы готовы посадить деревья вперед»: представитель ЧОДКБ о строительстве детской хирургии в сосновом бору
Фото:pixabay.com

В чем суть спора

Противостояние сторон возникло на теме необходимости сохранения окружающей среды в Челябинске. Сосновый бор уже неоднократно страдал от разного рода проектов. При этом контроль за особо охраняемой природной территорией, по оценкам хорошо информированных горожан, фактически сведен до минимума.

Если сказать о сути вопроса коротко, то детской больнице нужен современный хирургический корпус. Но места под него на имеющейся территории нет. Эту точку зрения поддержали областные власти, которые уже провели конкурс на право разработки проекта. Предположительно строительство должны организовать, затронув территорию соснового бора – пострадают частично березы, частично сосны.

Экологи-общественники выступают против того, чтобы новое строительство затронуло сосновый бор. И не просто выступают со своим мнением публично, но и выиграли по этому поводу апелляционный суд, который отменил решение Заксобрания области об изменении границ бора.

По мнению общественников, решение депутатов было продиктовано необходимостью вывести часть собственно соснового бора из состава особо охраняемой природной территории, в зоне которой всякое строительство, понятно, запрещено.

Противники строительства в бору предлагают строить детскую хирургию на отдельной площадке где-нибудь за городом. А если больнице нужно, чтобы все было в комплексе, то соответственно – надо всю больницу переносить на новое место.

Медики и власти на это возражают, что на столь масштабный проект федералы денег не дадут. Тогда как на строительство отдельной взятой детской хирургии средства забронированы. Но лишь на определенный срок. Такую возможность упускать нельзя. И надо все-таки строить. Предварительно вырубив определенное количество деревьев и выполнив параллельно компенсационную высадку.

Общественники обвиняют власти в горячем желании украсть денег побольше из бюджета на данном проекте. И даже выдвинули персональные обвинения. Однако власти региона отвергают обвинения, стоят на своем и намерены обжаловать решение апелляционного суда.

А в соцсетях тем временем еще сильнее закипели страсти по поводу того, что важнее: здоровье детей или сохранение деревьев.

Давайте попытаемся разобраться, можно ли решить обе задачи одновременно.

Зачем нужен новый корпус детской хирургии

Дмитрий Руденок – руководитель по связям с общественностью в Челябинской областной детской клинической больнице. Он – один из самых активных участников дискуссий по заявленной теме в соцсетях, а также в рамках целого ряда «живых» бесед с противниками строительства.

Мы встретились с Дмитрием на территории больницы. Сперва общение шло в кабинете, потом на территории, в конце концов прошлись мы и по сосновому бору в районе предполагаемого места строительства.

Дмитрий начал с азов и напомнил, что вообще есть три уровня оказания медицинской помощи: поликлиника, горбольница и медучреждение, оказывающее специализированную медпомощь, в том числе и высокотехнологичную. Плюс у таких медучреждений максимальное число направлений. Областная детская клиническая больница (ЧОДКБ) – это как раз учреждение 3-го уровня, самого сложного и самого квалифицированного.

ЧОДКБ существует 82 года. Но долгое время нынешние составные части областной больницы Челябинска существовали порознь: одно медучреждение было в одном районе города, другое в другом. А хирургического корпуса несколько десятилетий не было вовсе. Детские хирурги работали в разных больницах.

Однако мировой опыт показывает, что больницы 3-го уровня должны работать в рамках единого комплекса, поскольку речь идет не о мононаправлении, а о лечении широкого круга заболеваний, в данном случае касающихся детей. И целый ряд фактов из практики лечения подтверждает такую необходимость.

Единый комплекс ЧОДКБ появился в Челябинске только в 2008 году. Возникла в его составе и детская хирургия – на базе замороженного ранее корпуса перинатального центра. Который начали строить еще в конце 80-х годов, потом строительство остановили. Но самое главное даже не том, что здание начали строить давно, а в том, что предназначение его было изначально иным.

Детская хирургия в ЧОДКБ сегодня

Травматология, онкология, патология новорожденных, многое другое – хирургия по всем существующим направлениям оказания медпомощи детям оказалась сконцентрирована в Челябинске в этом старом корпусе. Это лучше, чем было до 2008 года. Однако услуги детских хирургов оказываются в очевидно не приспособленном для этого помещении.

Такой подход не позволяет оказывать максимально квалифицированную и комплексную помощь всем поступающим детям, а у каждого ребенка свой индивидуальный случай заболевания. Нередко требуется помощь не одного специалиста, а целой группы медиков разных специализаций.

Я спросил, нельзя ли просто надстроить несколько этажей у существующего корпуса детской хирургии. И получил категоричный ответ, что нет, существуют определенные стандарты высотности зданий медучреждений.

А еще стоит сказать о современных медицинских стандартах с точки зрения необходимой площади под детскую хирургию.

В ЧОДКБ планируют в новом корпусе практиковать мультидисциплинарный подход (20-30 направлений) – на основе передового российского и международного опыта (о деталях – ниже), поскольку челябинские дети заслуживают того, чтобы их лечили не хуже, чем детей в Москве или том же Хельсинки. И с этим не поспоришь.

Дмитрий Руденок отмечает: у ЧОДКБ очень хорошие показатели по излечиваемости – причем, по международным стандартам. 86% детей с онкозаболеваниями, например, которые попадают в ЧОДКБ, полностью излечиваются.

Но больница сейчас столкнулась с тем, что в силу банальной нехватки площадей в ряде случаев не может оказывать медпомощь так, как требуется. На первом месте для современного медучреждения должны быть площади для развития и комфорт для пациентов.

Представитель больницы привел простой пример: дети с онкозаболеваниями могут лежать здесь до двух лет. С детьми, особенно маленькими (бывают 2-3-летние), нужно размещать рядом сопровождающих из числа родственников. Поскольку сами дети себя обслуживать в таком состоянии не могут. Но этих сопровождающих в маленьких нынешних палатах просто негде разместить. Иногда в палате на двух детей родители ставят раскладушку между кроватями (больше места нет) и спят на них по очереди. Некоторые и вовсе спят ПОД кроватями своих детей! Понятно, что налицо очевидное несоответствие существующим санитарным нормам. Но как быть, если площадей для сопровождающих просто нет?

Кроме того некоторые дети ходят, например, на процедуры онкотерапии в соседнее здание (корпус клинического центра онкологии и ядерной медицины). И после этих процедур некоторых выносят на носилках. И чтобы вернуться в свою палату, им нужно, получается, пройти по улице (или их должны пронести по улице). Врачи видят эти ситуации каждый день. Но как объяснить все это людям, несведущим в медицине, но протестующим против нового строительства, способного в итоге описанные проблемы решить?

Кстати, в палаты онкопациентов нельзя ставить кондиционеры. Между тем летом на солнечной стороне в палатах бывает очень жарко. Все-таки строили перинатальный центр, не планируя, что здесь будут онкобольные дети жить по году, а то и дольше.

Дмитрий Руденок отметил: дети в ЧОДКБ попадают не с раковыми опухолями, а с раком крови, лимфы и прочих жидкостей. Такой рак не оперируется, его нужно выводить с помощью химиотерапии, лучевой терапии. Это требует времени.

А еще бывают случаи врожденных патологий. Для таких детей перемещение из одного здания в другие в принципе недопустимо, так как изменение окружающей температуры на градус может уже повлечь за собой непредсказуемые последствия.

Моментов, свидетельствующих о неприспособленности существующего корпуса для полноценного лечения и для обеспечения комфорта пациентов, очень много.

В то же время квалификация специалистов ЧОДКБ не вызывает сомнений. Именно здесь работают 19 главных детских врачей Челябинской области из 24-х: главный детский хирург, главный детский нейрохирург, главный детский невролог, главный детский гастроэнтеролог, другие. Хирургическое направление – предмет гордости ЧОДКБ, отметил Дмитрий Руденок.

Что могут делать детские хирурги ЧОДКБ

В ЧОДКБ работают специалисты высокого уровня. Они уже сейчас готовы внедрять новые технологии, включая трансплантацию органов.

В декабре 2020 года провели первую аутотрансплантацию стволовых клеток. Процедура предусматривала заморозку здоровых клеток юного пациента в криохранилище, после чего медики полностью уничтожили кроветворный листок. У перенесших подобные операции, кстати, на время полностью пропадает иммунитет. Любая инфекция в таком состоянии способна вызвать тяжелейшие последствия в организме.

В излеченный организм юного пациента ввели обратно его же здоровые клетки, чтобы начался процесс восстановления. Который, кстати, требует длительного времени.

Операция, отметим, прошла успешно. Показателей, которые обычно достигают за 2-3 месяца, этот ребенок достиг за 3 дня. Это стало настоящим технологическим прорывом для ЧОДКБ. Раньше такие операции проводили только в Москве и Петербурге.

Но стоит иметь в виду, что после подобных операций ребенку предстоит еще долгая реабилитация, и таких пациентов перевозить куда-то в другое место для периода восстановления категорически нельзя. Вот еще почему комплекс больницы должен быть единым.

Специалисты ЧОДКБ готовы проводить разнообразные операции в этом направлении: могут пересаживать легкие, печень, почки. Но для этого пока нет условий в старом здании.

Каким должен быть новый корпус

Представитель ЧОДКБ говорит, что альтернативный проект, позволяющий не трогать сосновый бор, это миф.

Войти в нацпроект «Здравоохранение» ЧОДКБ помог заместитель председателя Российского детского фонда Скворцов. Вхождение в нацпроект было сложным. Обосновывать необходимость строительства детской хирургии в Челябинске пришлось долго и на самых высоких уровнях. Одно из писем подписывала, например, спикер Совета Федерации Матвиенко. Всего же в нацпроекте сейчас 40 больниц в разных регионах страны.

Деньги на строительство в Челябинск пока не поступали. Они придут лишь тогда, когда будет представлен проект, прошедший госэкспертизу.

Медико-техническое задание для строительства детской хирургии готовили изначально сами специалисты ЧОДКБ в пределах существующего медгородка, не затрагивая поначалу сосновый бор. Первый конкурс на подготовку проекта выиграла компания «Регионпроект». Она привлекла профессиональных субподрядчиков из фирмы «АМГ-проект». Эти-то специалисты и объяснили, что подготовленный в ЧОДКБ проект никуда не годится. И порекомендовали посмотреть несколько современных больниц в России и за рубежом своими глазами. И в 2019 году начались такие поездки – в Красноярск, в финские Тампере и Турку, в Израиль.

Только после этих поездок руководители и специалисты ЧОДКБ поняли, что вообще думали не в том направлении. Самое главное в таких проектах, оказывается, – технологии первого этажа.

Скорая помощь должна заезжать сразу в здание хирургического корпуса. Выгрузка пациента происходит не на улицу, на обледеневшей иногда дорожке, а в тепле и комфорте. Внутри больницы сразу идет цветовое разделение потоков пациентов в зависимости от характера травм: зеленая полоса для тех, кто пришел в больницу своими ногами, желтая – для тех, у кого подозревают инфекцию, красная – для самых тяжелых случаев.

При этом нет ни одного порожка, ни одной ступеньки, ни единой возвышенности. Поскольку любое сотрясение пациента в процессе транспортировки может иметь роковые последствия. В Финляндии, например, это отлично понимают. И посещение финских больниц произвело сильное впечатление на челябинских медиков. «Мы приехали с новым видением», - подчеркивает Дмитрий Руденок.

Первый этаж детской хирургии в Челябинске тоже должен быть таким же удобным, безопасным для пациентов, комфортным для врачей. Тогда можно будет гарантировать и медпомощь на высшем уровне. На втором этаже уже будут размещаться палаты.

Проект детской хирургии был переделан в соответствии с современными стандартами оказания медпомощи. И выяснилось, что новая хирургия (включая отсутствующую сейчас в ЧОДКБ челюстно-лицевую хирургию) должна быть общей площадью первого этажа не менее 9200 квадратных метров. В рамках существующего медгородка такой корпус построить просто негде. Единственный вариант – заход в лесную зону.

Где и как обсуждался проект строительства

Дмитрий Руденок говорит, что обсуждения проекта строительства проходили в разных аудиториях. В том числе он сам лично неоднократно встречался с противниками строительства из числа общественников, журналистов. Пытался все подробно объяснить. И убедился, что его аргументы не хотят услышать.

Большое обсуждение проекта строительства проходило на базе Общественной палаты Челябинской области, его организовал Олег Дубровин, возглавлявший тогда палату. Эффект вышел тем же, как полагают сотрудники ЧОДКБ.

Защищающие бор от вырубки люди далеки от медицины и просто не понимают всех особенностей ситуации. Автор этих строк тоже не хотел бы допустить очередной вырубки в городском бору. С другой стороны, я сделал для себя много открытий в процессе подготовки этого материала. И я теперь в замешательстве, как сделать так, чтобы и остро необходимую детскую хирургию построить, и бор сохранить.

Видимо, медикам и власти придется объяснять противникам строительства еще не раз, почему нужна именно такая большая площадь здания, почему не получится никак ужаться и впихнуть корпус детской хирургии в существующий медгородок. И почему предложения построить необходимые площади под землей в виде нескольких этажей вглубь нелепы по сути своей.

Но пока процесс подготовки проекта оказался в тупике. Поскольку противники строительства корпуса детской хирургии в бору сумели убедить в своей правоте апелляционный суд в Петербурге.

«Мы оказались между двух огней. Мы готовы посадить деревья вперед!», - заявил на эмоциях представитель больницы.

По предварительным оценкам, в случае вырубки 300-400 деревьев в бору потребуется компенсационная высадка в количестве примерно 1600 молодых деревьев. Вопрос о проведении такой компенсационной высадки уже предварительно обсуждался медиками с отдельными депутатами Заксобрания.

Конечно, я должен был спросить про возможность строительства всего комплекса ЧОДКБ на новом месте. Потому что вопрос же может через какое-то время возникнуть вновь – по поводу необходимости строительства современного корпуса еще какого-то отделения больницы. Этой или соседней. И я спросил.

Мой собеседник пояснил, что это было бы идеальным вариантом (построить всю больницу единым комплексом на новом месте), нет сомнений. Однако на практике финансирование нацпроекта «Здравоохранение» начинают, наоборот, сокращать. Поэтому реально, увы, говорить сегодня только о строительстве одного корпуса хирургии. Которая должна быть привязана к существующему комплексу больницы.

Отдельно стоит сказать, что все конкурсы по поводу постройки детской хирургии будут проводить органы власти (в лице областного Минстроя), а не сама областная больница.

Именно так проводился первый конкурс, который выиграла группа «Регионпроект». Впоследствии представители партии «Яблоко» нашли конфликт интересов. И теперь конкурс проводят заново.

Есть ли эпидемические риски при едином комплексе ЧОДКБ?

Эпидемия коронавируса в 2020 году показала, что неоднократно именно больницы становились очагами массового заражения: как больных, так и пациентов. Возникает вопрос, не получится ли, что и в ЧОДКБ при появлении нового корпуса, соединенного теплыми переходами с другими зданиями учреждения, риски таких вспышек тоже повысятся. Эпидемия еще не закончилась. Да и не факт, что это последняя.

По этому поводу Дмитрий Руденок напомнил, что в ЧОДКБ в 2020 году как раз таких вспышек не было. За весь год больница ни разу не останавливала плановый прием пациентов – в отличие от ряда других больниц региона. У ЧОДКБ есть даже сертификат Росздравнадзора по внедрению системы менеджмента качества. В том числе предусмотрена работа как раз в условиях эпидемий. Вхождение в этот проект для больниц является добровольным. Готовы к такой сертификации далеко не все.

В конечном счете эпизоды с массовым заражением – свидетельство организационных недоработок руководства той или иной больницы, полагают в ЧОДКБ.

Видимо, детскую хирургию в Челябинске придется строить. И если не найти средства на строительство областной детской больницы в комплексе на новом месте (кто-нибудь из правительства области вообще пробовал проработать такой вопрос на федеральном уровне?), то велика вероятность, что строительство корпуса рано или поздно случится в сосновом бору, нравится это нам или нет. Если, конечно, власти Челябинской области добьются победы в судебном споре в вышестоящих судебных инстанциях. Пока можно сказать, что обе конфликтующие стороны не намерены уступать.

Если власти спор в судах проиграют, то детской хирургии в сосновом бору не будет. Если выиграют, то встанет вопрос, сможет ли компенсационная высадка (кстати, где именно и в каком объеме и формате ее проводить?) действительно компенсировать планируемую под строительство вырубку? И будет ли эта вырубка в сосновом бору последней?

Редакция Lentachel.ru намерена продолжить разговор по поводу проекта строительства детской хирургии – с участием как представителей власти, так и противников проекта.

14 февраля 2021

Новости партнеров

Нашли опечатку?