Теракт в трамвае на спальной окраине Челябинска. Мы нашли очевидца тех событий

Неслыханное для советской эпохи преступление, о котором не все знали даже в самом Челябинске.
Теракт в трамвае на спальной окраине Челябинска. Мы нашли очевидца тех событий

Поздним рабочим вечером четверга, когда тысячи заводчан комбината «ЧМК» и других предприятий ехали с дневной смены и на ночную, спальную рабочую окраину содрогнул громогласный взрыв. Вблизи кинотеатра «Орленок» задребезжали и вылетели стекла жилых домов, административных зданий и предприятий. Люди в испуге высыпали на улицы. А через считанные минуты район полностью оцепили спецслужбы и милиция.

Неслыханное для советской эпохи: терракт 24 декабря 1981 года в отдаленном от центра страны промышленном городе. Но ни слова не было про это в новостях телевидения, ни строчки в газетах, очень долгое время.

Очевидцем тех событий был 67-летний Антатолий. Он как раз возвращался домой с завода.

«Громыхнуло как раз в тот момент, когда сотни рабочих стояли на остановках. Никто, конечно, ничего не понимал. Многие подумали, что рванула какая-то печь на комбинате»,

- вспоминает Анатолий.

При этом, конечно, не понимали происходящее не только заводчане, в километрах от места взрыва трамвая, на остановке «Строительная», но и работавшие на месте ЧП сотрудники правоохранительных органов. В первые минуты звучали версии короткого замыкания в проводке трамвая, взрыва канистры с бензином, который какой-то простофиля мог везти с собой.

И только когда тело погибшей увезли с места ЧП, когда развезли раненных, картина стала более полной. Стало очевидно, что здесь произошел взрыв самодельного неизвестного устройства.

«Нас развозили объездными дорогами, чтобы никто не видел происходящей. Район весь был перекрыт милицией. Столько милиционеров я ни до, ни после не видел в Металлургическом районе Челябинска»,

- продолжает рассказывать Анатолий.

А тем временем спецслужбы собирали все больше улик. И способ применения взрывного устройства, и его техника, стали уже абсолютно ясны: в большую хозяйственную сумку был уложен нехитрый прибор, сделанный из таймера стиральной машины, трехлитровой банки, нескольких автомобильных аккумуляров.

Неясен оставался мотив и неизвестны исполнители. Никаких военных стратегических объектов в округе не было. Воинских частей тоже. Да и от руководителей государства, даже от больших чиновников в самом Челябинске, этот район был очень далек.

Ежедневно опрашивались по этому поводу тысячи людей. Версия теракта по мере получения новых оперативных данных становилась все менее очевидной. Следователи склонялись к мнению, что взрыв – дело рук кого-то из местных жителей: либо просто сумашедшего человека, либо убийца руководствовался некой личной местью.

«У нас по заводу ходили люди в штатском и в форме. Забирали прямо со смены, везли куда-то. Меня лично никто не опрашивал. Но некоторых рабочих – да. При этом с них брали подписку о неразглашении. И вопросы никто из нас не задавал. Все понимали, чем они могли закончиться в советское время»,

- говорит свидетель взрыва.

Впрочем, уже на следующее утро, несмотря на беспрецендентные меры, весь район знал о том, что на «Строительной» взорвался трамвай. Шило в мешке в многотысячном жилом районе не утаишь.

«Мы тогда обсуждали все, что, наверное, какой то сумашедший сбежал из психушки (ряд диспансеров для психически больных находится поблизости места взрыва и сейчас – ред)»,

- вспоминает Анатолий.

И только через несколько месяцев у следствия осталась единственная версия: взрыв был обычным бытовым преступлением, пусть и совершенным невиданным для СССР способом.

Преступника искали долго. Почти 5 лет. То улики не сходились, то показания очевидцев путались.

Но в 1986 году на скамье подсудимых всё же оказался обычный, ничем не примечательный инженер из Челябинска. Именно он сам разработал взрывное устройство и поручил изготовить его подельнику – своему подчиненному и другу, слесарю с завода. А мотив для такого преступления был простым – развод с женой.

Выяснилось, что инженер хотел отомстить ей за измены, за сам развод, за потерянные годы совместной жизни. Именно эта женщина, по задумке взрывника, должна была ехать в этом самом трамвае, и погибнуть в нем. Но умерла там в результате ЧП совсем другая женщина.

Сам инженер получил за преступление 4 года строго режима. А слесарь покончил с собой на берегах реки Миасс, если верить официальной версии.

Лишь когда наступила политическая оттепель и гласность, страна и мир узнали детали этого ЧП в Челябинске. А его свидетели живы до сих пор.

Правда, неизвестна судьба того самого инженера, который стал виновником гибели пассажирки пострадавшего трамвая, и покалеченных судеб пострадавших. Что с ним стало после того, как он отсидел свой срок?

Новости партнеров

Нашли опечатку?