Еманжелинск: портик, да не тот

Эти два здания архитектурно роднятся портиками, но различия у них космического масштаба: одно – на крутом берегу тёплого моря посреди виноградников и даже с комнатой для грязи, а другое – посреди грязного пустыря на окраине городка в уральских лесостепях, окружённого затопленными шахтами и разрезами. И с символом в виде чёрного лебедя. Если в поисковике забить «Ирина Шейк родилась в…», одним из ответов выйдет – «в бедной семье».
Еманжелинск: портик, да не тот

С того времени бедность в городке никуда не делась, и только приросла за последние годы вросшими в землю хибарами, особенно в окраинных посёлках, да разваливающимися домами, как это – «с портиком» – бывшее общежитие, где крепко и беспросветно увязли семьи с детьми: кто когда-то въехав по соцнайму, кто купив комнату на материнский капитал – на что уж хватило.

Здание по улице Почтовой, откуда пришёл sos – на отшибе небольшого микрорайона послевоенной постройки силами, говорят, немецких военнопленных. Двухэтажки, мимо которых шли, кстати, вполне себе выглядели после капитального ремонта. Но вот – точно обухом по голове – открылась картина как «после бомбежки Воронежа».

Это – жилище «дорогих россиян»?

Идём к подъезду. Из этой «двери» дети ежедневно выходят в мир дышать воздухом Родины, выходят в Россию XXI века.

Табличка над дверью – чиновничий «отмаз», её быстро привинтили к приезду тв-группы, и только после этого разрешили снимать.

На ней удостоверяется, что расселение произойдёт «не позднее декабря…2025 года».

Этот малыш, первый встреченный жилец на 2-м этаже, очевидно, уже будет учиться в школе, и всё его «счастливое» детство пройдет в этих коридорах, если, конечно, всё не провалится и не обрушится раньше.

Первый этаж практически брошенный и разбитый в хлам: крысы, плесень, бомжи.

Дети играют только на втором этаже в длинном полутемном коридоре.

На этом же – втором, «обитаемом» этаже, в единственном туалете с двумя стульчаками на полсотни жильцов, наружная стена грозит вывалиться в любой момент.

Страшно представить, что будет, если рухнут потолок с крышей и накроют все эти каморки – в общежитиях комнатки всегда планировались небольшими.

Ремонтировать что-то внутри уже бессмысленно: всё рушится и расползается. Но в чистых комнатках, было видно, что женщины всеми силами пытаются создать хоть видимость уюта.

Но какой уют, когда варка-готовка тут же, в комнатке, где вертятся малыши? С грязной посудой идёшь в туалет, стиральных машин тут нет, а детей моешь в душе на первом этаже с гуляющими там сквозняками. Пятеро детишек в этом «жилище с портиком» – по здоровью с ограниченными возможностями. Ад. Вот так семья с пятью детьми ютится на 14 неполных квадратах.

Это «предбанник» душевой.

Тёмный коридор 1 этажа с проваливающимся полом, где окно в конце – как окно в то самое светлое будущее, которое обещано десятилетия назад.

Фото автора

Новости партнеров

Нашли опечатку?