«Смех убивает страх»: о чем загадал челябинский журналист в «Городе бревна»?

В Стокгольме, неподалеку от здания, где заседает комитет по присуждению Нобелевских премий, стоит памятник бревну.
«Смех убивает страх»: о чем загадал челябинский журналист в «Городе бревна»?
Сергей Смирнов в музее ЧТЗ. Фото Сергея Белковского.

Когда-то король шведский заколотил в бревно несколько золотых монет, бросил его в море, и объявил: «Где бревно это будет найдено, там и будет город заложен!».

Бревно нашли, монеты изъяли, а на этом месте построили Стокгольм, что в переводе со шведского и означает – «Город бревна».

Челябинский журналист Сергей Смирнов, приехавший в 2002 году в шведскую столицу на курсы по газетному маркетингу, постучал по этому бревну, и заявил, что через десять лет станет лауреатом Нобелевской премии по литературе.

«Увы, памятное бревно оказалось не деревянным, а посему, стучи по нему, не стучи – толку мало. И книжка-сказка, которую написал в 1999 году (работал над ней 7 лет) вышла только что», - с долей шутки говорит Сергей Смирнов.

И добавляет: «Начал писать эту книжку, страшно сказать, когда мне было всего 37».

Дочка тогда просила Сергея читать ей сказки. И тут он обнаружил, что в этих сказках много жестокости. «Что ж, написаны они были в дикие времена, когда народ вместо театра ходил на площадь, где палачи людям кишки выпускали. В сказках, кроме прекрасных принцесс были кровожадные короли, злые мачехи и коварные колдуньи. В каждой – по 2-3 летальных исхода», – отмечает челябинский литератор.

Действительно, в «старых» сказках то людям головы рубили, то рубашки из крапивы плести заставляли.

А еще в них волшебные животные зверствовали не меньше людей: там добрый зайчик, например, заманил злого волка в сундук, просверлил в сундуке дырочки, и бедного хищника поливал кипяточком, напоминает Смирнов.

И тогда он стал сам сказочные истории сочинять. «Через день многое забывал, и дочь мне говорила: «А про это ты мне уже рассказывал!». Пришлось сказку записывать».

Потом он начал публиковать свои сочинения в одной из газет.

«Детишки мне письма писали, присылали рисунки. Дети – внимательные, искрение читатели. И писать для них – истинное наслаждение. Но однажды редактор сказал, что нужно экономить гонорарный фонд, и пора сказку заканчивать. Я обиделся, и прекратил писать вовсе. Через 3 года я начал печатать сказку в другом издании, и история повторилась»,- делится прозой жизни» челябинский «сказочник».

И все же книжка была закончена, с перерывами она писалась 7 лет.

- Пытался пристроить ее в издательства?

- А как же! Посылал рукопись в Москву, и неоднократно. При этом сделал непростительную ошибку – отпечатал текст мелким шрифтом. В издательствах, как я понимаю, сидели старые тетки в очках с бинокулярными линзами, которым читать этот текст было в напряг. Они его, видимо, и не читали, так как советовали мне равняться на Барто, Маршака, Чуковского и прочих «мамонтов» детской литературы. Моя книжка написана совсем в другом стиле, так что сравнивать с классиками, при всем моем к ним уважении, было глупо.

- О чем хоть книжка?

- Один мой друг, который за мой язык считает меня другом бывшим, снял фильм. Анонс этого фильма звучит так: «О нелегкой судьбе бизнесмена с криминальным прошлым». Когда читаю это, у меня не появляется желания бежать в кинотеатр. Честно говоря, я не могу четко и ясно сформулировать смысл моей сказки в виде рекламного слогана. В рукописном варианте она называлась «Сладкий кусочек меда на другом конце радуги». Это некий символ мечты – красивой, но недоступной. Литературный редактор это название забраковал: мед, мол, субстанция текучая, и кусочком быть не может. Но суть не в этом.

- А в чем суть?

- Я написал историю о чудо-зверушках, которые живут в «Бриллиантовом лесу». В этом лесу правит тиран Великий У-у-ух, которого никто не видел, но все считают великим и ужасным. На самом деле он маленький, мерзкий и жалкий. При тиране существует некий лесной парламент – Тишайший совет, члены которого ходят задом наперед, говорят задом наперед, и думают задом наперед. Одним словом, нарисовал модель сказочного государства, которое мало чем отличается от государства настоящего. Мои сказочные герои – наивные существа, но в процессе повествования они набираются ума-разума, учатся на ошибках, познают настоящую дружбу и прощают друг другу временные слабости.

Книжка получилась нравоучительная. Нравоучения – всегда штамп, но я постарался, как мог, преподнести их нестандартно. Вот, например, фраза «Смех убивает страх!». Мой маленький герой понимает это после того, как от страха сердце у него упало в пятку, но он пощекотал пятку волшебной веточкой, рассмеялся, и сердце вновь вернулось на прежнее место.

- Есть ли место для сказок во времена смартфонов?

- Нет. По всей видимости, нет. Но я еще на что-то надеюсь. Наверное, потому, что верю в сказки.

Новости партнеров

Нашли опечатку?